Зампред правления Сбера Кузнецов рассказал о борьбе с мошенниками и развитии ИИ

О том, как Сбер решает проблему превратившегося в целую преступную отрасль телефонного мошенничества, развивает технологии оплаты по биометрии и строит в России курорты мирового уровня в интервью «Газете.Ru» рассказал заместитель председателя правления Сбербанка Станислав Кузнецов.

— Позвольте начать с очень волнующей темы телефонного мошенничества. Телефонные мошенники остаются огромной проблемой. Можете привести в цифрах ее масштаб?

— Телефонное мошенничество превратилось в целую преступную отрасль, масштабы которой сегодня зашкаливают. Если мы оглянемся буквально на полтора два года назад, то количество попыток дозвониться до российских граждан было примерно семь-восемь миллионов в сутки. Сейчас эта цифра достигает уже 20 млн попыток за сутки.

Конечно, это не просто раздражает всех. Это переросло в состояние глобальной проблемы, необходимость решение которой давно назрело. И сегодня на полях форума даются правильные оценки этой проблеме, предлагается пути ее решения. В основе решения — объединения усилий всех.

Если, например, в Сбере существует достаточно технологичная и одна из самых лучших в мире платформ защиты наших клиентов — антифрод-система, то в других кредитных организациях такой уровень защиты может быть разным, а в каких-то и значительно ниже. И если Сбер решает проблему защиты своих клиентов, то это не значит, что клиенты других кредитных организаций защищены также. Поэтому проблема все равно остается. Масштабы этого бедствия просто перетекают из одной точки в другую — в зависимости от того, кто и как умеет защищаться от телефонного мошенничества.

— Какие актуальные схемы телефонного мошенничества существуют сейчас?

— Телефонные мошенники не стоят на месте, они используют все новые и новые сценарии так называемого развода своих потенциальных жертв, используют самые современные системы, в том числе сим-боксы, то есть, некие технологии автоматизированного дозвона, при котором эти сим-боксы могут совершать тысячи звонков в сутки без участия человека.

Зампред правления Сбера Кузнецов рассказал о борьбе с мошенниками и развитии ИИ

Проблема, на мой взгляд, заключается еще и в том, что, к сожалению, все еще наблюдается бесконтрольная продажа сим-карт. Причем в неограниченном количестве. Сегодня у нас представители ближнего зарубежья могут покупать эти сим-карты на свои ID карты, а не по загранпаспортам, что не только не позволяет хеджировать ситуацию, но и усугубляет ее.

Можем ли мы принимать меры для того, чтобы решить эту проблему? Можем! Однако сейчас слишком долгий путь согласования предложений по решению этой проблемы. Если необходимо внести поправку в закон, то это длится месяцы, а иногда даже годы. Для решения проблемы телефонного мошенничества такие подходы, конечно, недопустимы. Они должны иметь другие темпы решения.

Что же касается действий самих телефонных мошенников, целью которых является вывод денежных средств и воровство денег со счетов граждан, то они используют, как правило, очень разветвленную систему дропов, которые дробят эти деньги по многочисленным счетам с использованием различных банковских карт. И понять уже из какой точки в какую переводили эти денежные средства через криптокошельки в цифровом мире становятся фактически невозможным. Но мы можем решить эту проблему. Мы понимаем как это делать. Два года назад Сбер уже объявил о программе борьбы с дропами и сейчас очень хорошо знает эту проблему. Цифра, которую фиксируем мы колоссальная. Около 2 млн человек участвует в качестве дропов для перевода денег из точки А в точку Б. При этом большинство из них не представляет для кого и для чего они это делают. Существует многочисленные возможности, включая игры для подростков и криптокошельки. При этом граждане даже не подозревают, для чего совершают подобного рода операции. Но есть и те, кто знает, очень хорошо знает, что они участвуют в совершении преступлений.

Мы в свою очередь научились через применение алгоритмов искусственного интеллекта видеть эти действия, различать эти действия, идентифицировать дропов их инструменты. Останавливаем такие операции, изымаем карты, если вдруг кто-то попытается подойти к банкомату и использовать карточку. Мы понимаем, что этот инструмент используется дропом и можем эту карточку не выдать из банкомата. Только по Москве и Московской области наша служба инкассации изымает из устройств самообслуживания большой мешок карточек, которые использовались дропами для этих целей. Естественно, мы не получили ни одной жалобы от владельцев подобных карт.

— Известно, что мошенникам присуща сезонность при отработке сценариев, есть ли какие-то потенциально опасные сценарии в этом контексте?

— Ничего принципиально не поменялось с точки зрения сценариев. Самым популярным является сценарий, когда сотрудник правоохранительных органов звонит своей потенциальной жертве, доверительно сообщает, что есть проблема и эту проблему необходимо решать вместе. В основе решения этой проблемы — открытие какого-то специального счета, убеждение, что необходимо спасти свои средства от действий сотрудников банка, мошенников или каких-то структур. Люди, к сожалению, в это верят. И вот под разными оттенками серого эти сценарии применяются. Тем не менее, появляются и новые сценарии. Иногда используется сценарий приема на работу, когда достаточно долго мошенник убеждает жертву поступить на работу в престижную организацию и после согласия просит представить соответствующие реквизиты своих карточек для того, чтобы зачислить заработную плату. Дальше уже можно не углубляться. Уже понятно, что денежные средства находятся под угрозой.

Используются и такие уникальные сценарии, в которых преступники убеждали жертву не брать с собой телефон и поехать в другой населенный пункт, находящийся за сотни, а иногда за тысячу километров, и там получить свои средства. Жертва уезжала в другой город, телефона с собой нет. В этот момент родственникам поступал звонок о том, что вашу маму, например, похитили, и необходимо внести выкуп. Вот такой, получается, двойной эффект, когда преступник уже украл деньги и пытается дополнительно получить от родственников некий выкуп за то, чтобы вашу маму вернули домой. Кстати, эта преступную группу при нашей поддержке буквально две недели назад удалось идентифицировать, и правоохранительные органы ее задержали. Кроме этого, сегодня в телефонном мошенничестве растет популярность использования мессенджеров Telegram и WhatsApp. Там схема достаточно простая. Если мошенник знает номер телефона, то он может понять кто этот человек, как его имя, отчество, когда он родился, какие у него паспортные данные, понять, когда у него день рождения, кто его руководитель.

По разным информационным базам мошенник может узнать, где жертва работает, и предположив, что руководитель жертвы тоже есть в мессенджере, отправить сообщение от имени начальника примерного содержания: «Сережа, Петя как дела? У нас срочная вводная, тебе позвонит офицер безопасности, необходимо выполнить все его указания, поэтому действуем. Потом объясню причины, когда увидимся, не по телефону».

Тут же перезванивает некий человек, у которого на аватарке указан сотрудник ФСБ, он представляется, присылает свое удостоверение, некое предписание для проведения каких-то действий. И в результате, как только доходит до уровня обмена информацией — 99,9 процентов вероятности, что жертва, к сожалению, выполнит все рекомендации, и средства уйдут на счет мошенников.

— Перейдем к другим темам. Сейчас все более распространенной становится технология оплаты с использованием лицевой биометрии. Скажите, какие перспективы и проблемы развития биометрической оплаты вы видите?

— Мы считаем, биометрия один из самых современных способов идентификации. Она действительно может и должна заменить те привычные инструменты, к которым мы привыкли. Биометрические системы прогрессивные и имеют большое будущее. Команда Сбера участвует в разработке этих систем. Сегодня наша система идентификация и аутентификации является лидером рынка, и что отрадно, сегодня мы на полшага впереди других мировых лидеров. Эта технология сейчас — одна из немногих, которая имеет прорывное значение. Поэтому мы уделяем ей большое внимание. Считаю, что за этим будущее.

Зампред правления Сбера Кузнецов рассказал о борьбе с мошенниками и развитии ИИ

Конечно, мы также удивляем внимание и надежности систем безопасности таких технологий, поскольку используем их в своих платежных инструментах. Примерно 500 тыс. точек в ретейле уже оборудовано нашими терминалами, где можно заплатить «улыбко. Это магазины, кафе, различные точки продаж, где подобная операция становится обыденным делом. Очень важно, что за весь период мы ни разу не зафиксировали ни одного фрода. У нас созданы технологии, которые не допускают попыток фрода, и это очень высокий уровень надежности совершаемых операций. А таких операций миллионы, и нам удалось этот вопрос решить.

Государство в лице регуляторов предпринимает необходимые меры по усилению надежности, безопасности этих систем и использует единую базу данных. Она называется единая биометрическая система, куда собираются все биометрические слепки и там они находятся под специальной защитой. Мы же как пользователи коммерческих биометрических систем используем не слепки, а так называемые цифровые векторы цифрового образа. Поэтому этот цифровой вектор невозможно украсть и подделать, поскольку за надежность хранения настоящих слепков отвечает государственная структура, где уровень безопасности чрезвычайно высок. Нам представляется, что коммерческие биометрические системы (КБС) сегодня только встают на ноги, только получают право на существование. Какие-то направления излишние, какие-то требуют дополнительного регулирования. Сейчас идет притирка, идет оттачивание этих процессов. Например, мы считаем, что нет необходимости применять жесткую систему шифрования для того, чтобы какая-то коммерческая структура или организация, где работает сто человек, использовала систему контроля управления доступом, например, для пропускного режима. Это право самой организации — кого она пускает на свою территорию, а кого нет. То же самое касается и фитнес-клубов, когда необходимо через систему контроля управления доступом обеспечить проход в тот или иной зал. Здесь может произойти ситуация, при которой стоимость этих инструментов будет значительно выше, и люди просто не смогут пользоваться этими инструментами.

— В Сбере вы также курируете вопросы, связанные с собственными строительными проектами банка, такими как туристические кластеры в «Мрии» и Манжероке. Расскажите про эти объекты, какие планы по их развитию?

— Наш санаторно-курортный комплекс Мрия, который расположен в Крыму, в этом году отмечает первое десятилетие. Отель подходит к этому рубежу с ощутимыми результатами. Мрия уже стала многократным лидером в премиях различных структур и добилась первых мест и как лучший отель в мире, и как лучший отель в России. За десять лет отель превратился в целый комплекс. Если раньше мы располагались на 13 гектарах земли, то сейчас их уже больше 100. Если раньше был только отель с небольшим пляжем, то сегодня это самый длинный оборудованный современный пляж. Сегодня кроме отеля там работает тридцать девять вилл. На территории Мрии появился Винный парк с виноградниками и уникальной винодельней. В Мрии также работает развлекательный центр и детский парк. У нас есть планы серьезного расширения – фактически принято решение о строительстве двух новых отелей.

Что касается «Манжерока», то это новый комплекс, в своем нынешнем видео он появился не так давно — меньше года назад. Но уже за такой короткий промежуток времени стал одним из лидеров туристической индустрии страны.

Зампред правления Сбера Кузнецов рассказал о борьбе с мошенниками и развитии ИИ

Во-первых, потому что это Горный Алтай — уникальное место, место силы, которое привлекает к себе большое количество туристов, желающих увидеть этих мест. Во-вторых, это отель с пятизвездочным уровнем комфорта. Там находится один из самых крупных в России спа-комплексов, есть канатные дороги — можно подняться в горы, есть туристические тропы, есть уникальные возможности для оздоровления.

И самое главное — это горнолыжный курорт, где действует более 30 километров широких и комфортных трасс с высочайшим уровнем безопасности. В ближайшее время мы планируем расширить трассы и ввести два дополнительных подъемника. Таким образом, общая протяженность трасс станет более 70 километров. Хочу отметить, что этот курорт не будет лишь проектом Сбера. Туда приглашены и другие инвесторы, которые сегодня с большой охотой рассматривают наши предложения и уже планируют там строить свои отели. По сути, «Манжерок» становится новым центром притяжения для туристической отрасли России.

Что думаешь? Комментарии
Источник

Spread the love