В Театре наций осовременили «Отцов и детей» через «Ассу» Соловьева

Режиссер спектакля Семен Серзин сыграл Евгения Базарова — человека, непригодного для жизни

В Театре наций поставили спектакль о бунте молодых. Семен Серзин перенес действие романа Тургенева «Отцы и дети» в 1980-е, во времена перестройки.

Он один из немногих универсальных актеров и режиссеров, с равным успехом работающих в театре и кино. Выпускник Санкт-Петербургской академии театрального искусства, мастерской легендарного педагога Вениамина Фильштинского, Семен Серзин создал в Петербурге «Невидимый театр», ставил по всей России и за последние несколько лет снял три картины: «Человек из Подольска», «Похожий человек», «Рыжий».

Теперь он собрал звездный актерский состав, вдохновляя зрителей на неоднократный просмотр спектакля с разными исполнителями. Сам Серзин в очередь с Сергеем Волковым играет Базарова, делая его центровой фигурой. Петр Семак и Владимир Майзингер сменяют друг друга в роли Николая Кирсанова. Ирина Старшенбаум и Ольга Лерман меняются в роли Анны Одинцовой. Без дублеров работают Ольга Лапшина, Борис Каморзин, Аркадий Коваленко — опытные театральные актеры, а также Александра Бортич, которая, как Старшенбаум, почти случайно пришла в профессию, минуя театральную школу. Это рискованно, но интересно. Обе важны для Серзина как символы нынешнего времени.

На сцене разворачивается если уж не конфликт поколений, то фатальное непонимание, и все это в условную временную распутицу на железнодорожной станции, выстроенной сценографом Софьей Матвеевой. Уходят и приходят поезда и люди. Все меняется каждую минуту. Вокзальная лестница все равно что каннская, ради которой многие готовы все отдать.

Она напоминает ту, что рядом с каннским вокзалом, немного карикатурную, где в дни Каннского кинофестиваля расстилают красную дорожку. Прохожие с энтузиазмом фотографируются на суррогатной лестнице в нарядных платьях, чтобы потом предъявить друзьям снимки. Семен Серзин мог ее видеть, когда представлял в Каннах картину «Петровы в гриппе» Кирилла Серебренникова, где сыграл главную роль.

Его Базаров, подхвативший опасную болезнь от пациента и находящийся на пороге смерти, взбирается по сверкающей вокзальной лестнице. Нелепая смерть происходит словно бы на глазах у его несчастных родителей, которых он не баловал вниманием.

Предыдущая сцена в родительском доме, с актерской точки зрения, самая сочная и совершенная. Больше никто так не играет в этом спектакле, как Борис Каморзин и Ольга Лапшина. Они живые, не фантомы — отец Базарова, врачующий в провинции, и заботливая мать.

Базаров как ртуть — постоянно перетекает из одного состояния в другое, меняется на глазах, забывая про свой нигилизм, становясь обычным и минутами нежным человеком. И это не замысел, а интуитивная жизнь актера Серзина. На сцене ресторана советского розлива, украшенного панно с профилями Маркса, Энгельса и Ленина, Базаров берет гитару и поет песню Егора Летова. По словам Серзина, именно он и Александр Башлачев вдохновляли его при освоении романа Тургенева. Тут же вспомнилась давняя история отмены его спектакля о Башлачеве на «Золотой маске» из-за непримиримости людей, считавших себя его (Башлачева) наместниками на земле.

Такие люди, как Базаров, отрицающие все и вся, есть в любые времена, но тут он словно выписан из «Ассы» Сергея Соловьева. Все новые и новые поколения вдохновляются фильмом, и этот феномен достоин исследования. В Театре Наций провели фотосессию с участниками спектакля абсолютно в духе «Ассы», которую можно увидеть на его сайте.

Маленького Базарова, то ли ангела, то ли ребенка, играет юный актер Андрей Титченко, уже не впервые участвующий в спектаклях Театра Наций. «Отцы и дети» обильно нашпигованы ассоциациями, сумбурными мыслями, переполняющими режиссера. От этого спектакль плывет, разрастается по времени.

И хотя герои отправлены в конец 1980-х, Базарова иногда выбрасывает в космос, стоит только появиться на горизонте Анне Одинцовой. Ольга Лерман играет женщину-комету, недосягаемую, как мечта. Базаров предложит ей руку и сердце, протянет коробку с кольцом, а она ее не примет. Без страстей жить комфортнее. А Базаров еще и не пригоден для жизни. Это очевидно.

Он участвует в нелепой дуэли с дядей своего друга Аркадия (Геннадий Блинов из БДТ). Формально из-за Фенечки. Александра Бортич на протяжении всего спектакля нарезает по сцене круги, толкая желтую коляску с сыном, которого ее тишайшая героиня прижила от пожилого Николая Кирсанова. А Базаров пытается с ней заигрывать, дразнит окружающих. Возможна ли дуэль во времена перестройки? Пока есть такие герои — конечно. Вышел же на дуэль филолог Олега Янковского в фильме «Храни меня, мой талисман» Романа Балаяна, а потом лишился чувств. Но надо же было противостоять бесцеремонности и защитить любимую. Он тоже жил не во времена Пушкина, но был его наследником по прямой.

Источник: www.mk.ru

Spread the love