«Нафталиновые» наступают: россияне умчались в отпуск на машине времени

Отдыхающие черпают вдохновение в бабушкиных сундуках

Странные персонажи, с началом лета появившиеся на улицах, в транспорте и прочих общественных местах российских городов, показались бы просто старомодно одетыми немолодыми чудаками. Когда б не бдительный Рунет, усмотревший в «нафталине из бабушкиного сундука» не единичные чудачества, а слаженную систему, переносящую всех, столкнувшихся с этими ретро-прохожими, ровно на полвека назад – в атмосферу СССР начала 70-х. Тайные и явные смыслы новой игры для взрослых мы выяснили с помощью ее приверженцев.

Поклонники новой забавы для взрослых, уже получивших в Рунете прозвище «нафталиновые», сразу же оговариваются, что любимый подростками косплей, как и исторические реконструкции тут не причем. А к модной нынче ностальгии по СССР они если и имеют отношение, то чисто эмоциональное.

– Косплееры воссоздают образ вымышленного героя из мудьтика, кино или даже картинку из книги, – поясняет разницу москвичка Анна 52-х лет, недавно разделившая «нафталиновое» хобби своих давно выросших одноклассников. – Реконструкторы воссоздают быт и образы из конкретной эпохи конкретного государства. Первые подростки, вторые часто профессиональные историки. А мы обычные люди, просто прокатившиеся в машине времени на 50 лет назад.

– Это как?

– Вот мой пример. В мае у меня был отпуск, летом у нас только начальники отдыхают. Конечно, я бы хотела съездить куда-нибудь отдохнуть, но в апреле дочь замуж выдала, на даче ремонт затеяла, на отпуск себе любимой и не осталось. Тогда решила на что-то полезное его потратить, чердак на даче разобрать. Полезла, а там мешки фотографий и бумажек всяких — бабушкины-дедушкины, мамины-папины. Так втянулась, что три дня подряд не могла оторваться! Узнала много нового. Оказывается, это сейчас я со своим экономическим образованием называюсь «менеджер», а моя мама, закончившая тот же институт, 50 лет назад называлась ИТР – инженерно-технический работник. И отец был просто ИТР, хотя закончил сложнейший физтех.

Анна рассказывает, что копание в «бабушкином сундуке» в виде чердака семейной дачи ее так затянуло, что она едва не пропустила майскую встречу с одноклассниками по поводу 35-летия со дня их последнего звонка.

– Но все же пришла, вся под впечатлением своего чердака, и почти сразу же выяснилось, что у многих моих однокашников такой же «нафталиновый бзик», – делится Анна. – Такое вот совпадение, прямо как знак! И тогда мы решили на 12 июня, в праздник, еще раз встретиться, но в образах своих родителей из начала 70-х, воссозданных по фото. Даже ресторан нашли из их времен, в старом московском парке сохранился. Многие даже реальные родительские вещи откопали — кримпленовые платья, батники, водолазки, клеши, приталенные рубашки. А у кого не нашлись, те в интернете обнаружили, что старье полувековой давности там дороже новой одежды.

Именно на сетевых барахолках Анна и ее однокашники узнали, что не их первых «осенило»: движение «нафталиновых» уже существует и набирает обороты. Другой вопрос, что заметно оно становится в основном в сезон отпусков, так как его поклонники чаще «простые ИТР» – на современном языке менеджеры среднего звена с самой средней зарплатой и возможностями.

– У реконструкторов и косплееров есть спонсоры, ивенты — балы, собрания и так далее, на них ориентирована определенная инфраструктура — клубы, музеи, даже целые районы, если реконструируется, скажем, масштабная битва. А мы, нафталинщики, сами по себе, – разъясняет 54-летний Андрей, в отпуске гуляющий по Москве в образе своего отца — москвича из Сокольников, которого сегодня в живых уже нет, а ровно полвека назад ему было ровно 30. – Папа закончил Бауманку, распределение получил в столице, дед помог, но простым инженером на «почтовый ящик» (предприятие закрытого типа — авт.). Но отец считался большим модником, так как у него были клеши, болоньевый плащ и японский транзистор. Дед в братской Чехословакии работал, привозил домашним «фирму».

Психологи, которых, кстати, немало среди любителей «машины времени», ведущей на 50 лет назад в советское прошлое, считают, что это хобби — своеобразное бегство от стресса, на который богато наше сегодня.

– Любая ностальгия основана на мысленном возвращении в безмятежные времена, – говорит 48-летняя Светлана Купчинская, психолог и увлеченная «нафталинщица». – Другой вопрос, что на временном расстоянии безмятежными они только кажутся. К тому же, абсолютному большинству безмятежным кажется детство, даже если оно пришлось на трудные времена. Просто в детстве мы чувствовали себя защищенными, а гарантами нашей безопасности выступали старшие члены семьи. Те самые, которые сейчас кажутся нам на старых снимках такими молодыми и веселыми в своих клешах, бабеттах и «лапшах». Так что «нафталиновое» хобби — род самотерапии, уход к истокам, в кокон защищенности, заполняющий время и пространство для тех, у кого нет денег на самолет к морю, ценой только одежды полувековой давности.

Многие «нафталинщики» предпочитают не усложнять, называя свое увлечение просто игрой для взрослых, скрашивающей лето в городе, что, впрочем, не отменяет вышеописанного терапевтического эффекта.

– А игра — это всегда весело и всегда повод для общения, – уверен 44-летний Кирилл, заразившийся «нафталином» от своей старшей сестры. – У нас есть общий чат с геолокацией, всегда можно посмотреть, кто недалеко от тебя. Со старыми знакомыми сблизиться, с новыми познакомиться. Я, например, вторую жену себе в «бабушкином сундуке» нашел. И иногда видишь по геолокации, что нас так много, будто мы уже захватили город. И так не только в Москве, но и во многих других городах. А когда играешь в большой компании, всегда найдется повод для смеха, продлевающего жизнь. С казусами в «нафталине» вообще все в порядке. Моя сестра, например, гуляет по летней Москве в образе нашей бабушки — медсестры Красного креста. И тут на днях встречает в метро чуть ли не свое отражение — такого же возраста тетенька с ретро-чемоданчиком, в чулках вязаных, с нагрудным значком Красного креста. Она к ней, думала, из наших, мы на День Медработника 16 июня собираемся в образах медиков из своих предков. Но тетенька оказалась никакая не нафталинщица, а реально медсестра из удмуртского поселка, в отпуск приехала Москву посмотреть. И мать ее медсестрой была, и бабушка, а дед земским доктором. Зовет теперь к себе на День Медработника: нигде, говорит, так весело, как в их государевой еще больничке позапрошлого века постройки этот праздник не отмечают.

Источник: www.mk.ru

Spread the love