Метка: Мексика

В Москве завершился ММКФ: главными игроками стали кинематографисты двух стран

Акцент был сделан на латиноамериканское и азиатское кино

Главную награду — «Золотого Святого Георгия» — на 46-м ММКФ получила дебютная мексиканская картина «Стыд» Мигеля Сальгадо, к производству которой подключился еще и Катар. В документальном конкурсе победила удостоенная «Серебряного Святого Георгия» иранская «Ладья» Сэма Калантари. Могло быть иначе, но в любом случае главная борьба развернулась  бы между фильмами двух стран – Мексики и Ирана.

В Москве завершился ММКФ: главными игроками стали кинематографисты двух стран0

В отсутствие европейских картин, хотя кое-что в этом году до фестиваля дошло, пусть без присутствия  авторов, главный акцент был сделан на латиноамериканское и  азиатское кино, в принципе богатое на открытия.  

«Этот проект стоил нам огромных трудов, в нем задействованы многие люди, которые работали бескорыстно. Мы сняли наш фильм об очень серьезной проблеме, с которой боролись и все еще продолжаем бороться в Мексике.  Я невероятно благодарен всем, кто принял участие в создании картины. Она полностью сделана усилиями нашей киношколы. Я также благодарю Институт кино в Дохе и Институт кино в Мексике, которые помогли снять наш фильм», – сказал режиссер «Стыда»  Мигель Сальгадо,  получая награду.  Он дебютант в игровом кино, но уже работавший на крупном документальном проекте, снявший несколько короткометражных картин и много лет преподающий в мексиканских киношколах.  

«Серебряного Святого Георгия» удостоен и исполнитель главной роли в «Стыде» — молодой и убедительный мексиканский актер Хуан Рамон Лопес, сыгравший парня, чудом оставшегося в живых. По всей видимости, Хуан — тоже представитель мексиканской киношколы, силами которой создавалась картина.  На ММКФ он не присутствовал. Его награду принимал режиссер со словами:  «Хуан Рамон будет счастлив! Он – великий актер, и у него впереди большое будущее». 

В городке, где живут герои, происходят чудовищные события и царит полицейский беспредел. Людей похищают, живыми закапывают в землю, и все это делается под прикрытием начальника полиции. Двоих подростков однажды высаживают из автобуса вооруженные люди, увозят в заброшенное место и заставляют под страхом смерти забивать друг друга прутьями.  Педро убивает друга и совершает побег. Его мать занимается проституцией и выгоняет парня из дома из-за очередного ухажера. Педро находит кров у семьи  погибшего друга, скрывая страшную тайну от безутешных родителей. А они все продолжают искать пропавшего сына, получая угрозы от анонимных преступников. 

Для дебюта работа весьма крепкая, хотя не стоит преувеличивать ее художественные достоинства. Жюри под руководством исландского классика Фридрика Тор Фридрикссона  надо было что-то выбирать, а конкурс сильным не назовешь. В нем были представлены картины разного уровня, включая необязательные к просмотру. Одни были сделаны более профессионально, другие менее,  но особых открытий в них не было. 

Из того, что имелось в наличии, многие как раз и предсказывали победу мексиканскому «Стыду» и иранскому «Дыханию холода», получившему в итоге «Серебряного Святого Георгия»  за лучшую режиссуру. Его сняла дебютантка из Ирана Нахид Азизи Седиг. Это история двойного убийства, где взрослый сын Баха повторяет путь своего отца, убившего жену. Двадцать лет старик отбывал наказание. Сын его не простил. Все эти годы его раздирало чувство мести за убитую мать. Он приехал забрать отца из  тюрьмы, но точно не ради того, чтобы вернуть домой.  

На протяжении всего фильма отец и сын едут на едва живой машине через заснеженные перевалы и почти не разговаривают.  Баха периодически набрасывается на старика с ножом, но убить не может. И выглядит это странно, поскольку преисполнено ложного пафоса. Отец говорит, что  настрадался за прошедшие с момента убийства годы, и если Баха его не может простить, пусть лучше оставит замерзать в снегу, только не совершает убийства.  

В Москве завершился ММКФ: главными игроками стали кинематографисты двух стран1

Награду получала Нахид Азизи Седиг вместе с исполнителем роли непримиримого сына Иманом Седигом и продюсером Реза Мохагегом, который со сцены сказал о том, что фильм снимался в крайне тяжелых условиях, и  приз они посвящают своим соотечественникам – мужчинам и женщинам Ирана. «Надеюсь, придет день, когда ни один художник, ни один артист, ни один режиссер не будут подвергаться наказанию за попытку свободно выразить свои мысли и мнение», – сказала Нахид Азизи Седиг.

«Серебряным Святым Георгием» награждена  в документальном конкурсе и иранская «Ладья»  Сэма  Калантари, рассказывающая  о современном иранском художнике Али Акбаре Садеги. Он работает в акварельной технике, активно снимал  в 1970-е мультфильмы. Сейчас ему 86 лет. Он  продолжает писать картины, живет с любимой женой тихой жизнью, при этом его  полотна пронизаны темой насилия. На картине может быть изображено огромное красное яблоко на фоне архитектуры, яичница с голубым «желтком». Там куры могут приготовить яичницу на  завтрак, и все это будет пиром каких-то неведомых чудовищ. На экране картины сами по себе производят сильное впечатление, а их образы приходят художнику поздно вечером и во сне. 

В Москве завершился ММКФ: главными игроками стали кинематографисты двух стран2

Двое его сыновей пытаются понять природу этих снов и видений, почему такой добрый человек, любящий свою жену, с которой вместе почти полвека, пишет такие страшные сюжеты. Они пригласили психолога, которая проводит сеансы с Али Акбаре Садеги на наших глазах. Но он крепкий орешек, его невозможно сбить со   своих позиций ради замысла фильма. 

Идеологом, сценаристом и продюсером картины стал один из сыновей художника  Араш Садеги, который и представлял ее в Москве. Он постоянно присутствует в кадре, ведет диалог с отцом, пытается им руководить, но это ему плохо удается. У Али Акбаре Садеги на все свой взгляд, и будь на месте сына кто-то другой, тот  бы с ним и вовсе не совладал.  

Как разъяснил Араш Садеги, с иранского название фильма можно перевести не только как «Ладья», но и как «Лицо».  Сам он вырос на советских мультфильмах. С 1975 по 1988 годы в Иране наша анимация была хорошо представлена, а позднее  большую популярность получила японская. «Ладью» снимали три года, начав еще во время пандемии.  Год ушел только на создание анимации, которая в  фильме занимает существенное место.  

Жюри документального конкурса возглавлял режиссер из ЮАР Рехад Десай, который удивил своими подробными рассказами о пандемии, ставшей для него самым великим потрясением последних лет. Хотя столько событий произошло в мире после этого. Он поблагодарил авторов «Ладьи» за удивительное путешествие во внутренний мир художника и  открытие новых горизонтов в кинематографе. И среди лучших не назвал другую конкурсную ленту, которая была, пожалуй, главным  конкурентом победителю.  Это «Самозванцы»  Рико Д.Маркеса (Мексика-Австралия).  Режиссер приехал из Мексики и  лично представлял свою картину в Москве. 

Два ее главных героя – мексиканцы, чье детство прошло в США, но потом их депортированы на родину с правом получить визу в США только спустя десять лет. Хотя у них остались там родители и дети. 35-летний Оскар Айяла много лет работал полицейским в Милуоки, стал одним из лучших в своем деле, пока не выяснилось, что многие годы он выдавал себя за своего двоюродного брата – умершего гражданина США. Его родители по каким-то причинам не известили о смерти сына соответствующие службы.  Зачем им это понадобилось? Оскар, привезенный в детском возрасте из Мексики в США, не мог получить там гражданство, хотя его родителям это удалось. Впереди могли быть десятилетия ожидания без определенного статуса, и две семьи отважилась на то, чтобы Оскар  жил с паспортом  двоюродного брата. Полицейским, даже самый образцовый,  не может быть человек, преступивший закон. 

Другой герой – 36-летний Родольфо Кирос – выдавал себя за Антонио Монтано, занимаясь нелегальной отправкой мексиканцев в Техас. Он тоже был депортирован и до сих пор мечтает вернуться в американский город своего детства.  

Фильм начали снимать до прихода к власти Трампа, и сама тема, связанная с иммиграционной политикой, особенно никого не волновала. Режиссер находил какие-то скромные средства в небольших фондах и не мог закончить картину. С приходом Трампа, непримиримо настроенного в отношении мигрантов,  который пообещал отгородить стеной США  от остального  мира, все изменилось. Тут же нашелся крупный мексиканский фонд, профинансировавший картину. А вот судьба ее героев стала еще безнадежней. Как объяснил  Рико Д.Маркес, глубоко погруженный в проблему, никто не хочет заниматься хлопотным совершенствованием иммиграционного законодательства.   

«Фильм – это иллюзия. Пожалуйста, не путайте его с реальность» — сообщал титр одного из самых необычных на ММКФ  фильмов — «Бар Day tripper»» китайского режиссера Яньци Чэня.  Почти обо всех вышеназванных картинах, даже документальных,  с их иллюзорным миром, можно так сказать, за редким исключением.  Жизнь в них напоминает мираж. 

Источник: www.mk.ru

На ММКФ победила мексиканская картина «Стыд»

Ее режиссер Мигель Сальгадо сказал, что сделана она, благодаря студентам и преподавателям киношколы

46-го ММКФ завершился победой фильма «Стыд» Мигеля Сальгадо (Мексика – Катар). Ему вручена главная награда – «Золотой Святой Георгий». Учитывая, что создавалась картина силами студентов и преподавателей одной из мексиканских киношкол, о чем говорил на премьере режиссер, это высочайший уровень признания.

На ММКФ победила мексиканская картина «Стыд»

Президент жюри – исландский классик Фридрик Тор Фридрикссон, будучи сам педагогом, не мог не оценить усилий коллег.

Молодой актер Хуан Рамон Лопес, сыгравший в «Стыде» роль выжившего в схватке со смертью, правда, физически, не морально, получил награду за лучшкю мужскую роль.

Исполнительница главной роли в немецкой картине «Шлимазл» Силке Эндерс, сыгравшая фотокорреспондента небольшой газеты Восточной Германии, которой хронически не везет, названа лучшей актрисой. Это актриса — Марайке Байкирх из Германии.

Приз за режиссуру достался дебютантке из Ирана Нахид Азизи Седиг за «Дыхание холода» — историю двойного убийства, где взрослый сын фактически повторяет путь своего отца, поскольку не в силах справится с одержимостью и чувством мести за убитую мать.

Черно-белая медитативная «Нирвана», снятая без слов, режиссера из Бангладеш Асиф Ислама удостоена спецприза за необычный подход к кино.

«Серебряного Святого Георгия» в документальном конкурсе получила иранская картина «Ладья» Сэма Калантари об удивительном художнике и добрейшем человеке Али Акбаре Садеги, чьи картины при этом пронизаны темой смерти и насилия. Идеологом, сценаристом и продюсером картины стал сын главного героя Араш Садеги, представлявшей картину в Москве.

Приз за вклад в кинематограф вручили кинорежиссеру Сергею Урсуляку, который в ответ заметил, что это кинематограф внес свой вклад в него.

Источник: www.mk.ru

Худрук «Геликон-оперы» горестно отозвался на смерть Владимира Горохова

Дмитрий Бертман: «Он был одним из лучших директоров театров Москвы»

14 января, во время поездки в Мексику, скоропостижно скончался от инфаркта Владимир Горохов, директор «Геликон-оперы», отдавший этому театру 27 лет жизни. Коллеги, ценители театрального искусства и, наверное, вся столица от этой новости в шоке. Владимиру Владимировичу летом прошлого года исполнилось только 46 лет, он был молод, фанатично верен своему делу и полон творческих планов. Смерть коллеги нашему корреспонденту прокомментировал гендиректор и худрук «Геликона» Дмитрий Бертман.

Худрук «Геликон-оперы» горестно отозвался на смерть Владимира Горохова

— Володя работал со мной с 1996 года, он был частью меня и театра, большим профессионалом, человеком честнейшим и очень неконфликтным. Он обожал артистов, посылал на сцену инкогнито цветы после спектаклей. Он был одним из лучших директоров театров Москвы. Театр «Геликон-опера» был пилотным в принятии любых правил и законов. И я знал всегда, что у нас полный порядок со всем, что касается финансовой деятельности. Это огромная, невосполнимая потеря. Он незаменим — но выстроил такую систему, чтобы театр при любых обстоятельствах работал.

Наш собеседник настолько сильно огорчен, что признается: «Не хочу сейчас думать о том, как быть дальше. Первым делом мы должны с ним попрощаться, а потом принимать какие-то решения».

— Как зрители отреагировали на смерть Владимира Горохова?

— Огромное количество друзей театра пишут нам, присылают соболезнования. Его знали и любили все. Хотя он всегда «уходил в тень», был неамбициозным и немедийным. Но каждый вечер спускался и лично встречал зрителей. И был для всех родным человеком. На экстренном сборе труппы, когда я объявил о случившемся, зал закричал! И кто-то из наших встал и начал петь поминальную молитву — и все ее подхватили…

— Те, кто сейчас проходит мимо «Геликон-оперы», по внешнему облику могут догадаться, что театр скорбит?

— Да, мы вывесили черный флаг на нашем служебном входе.

Заметим в завершение, что прах Владимира Горохова привезут в Москву предположительно 28 января. До этого момента говорить о времени и месте прощания с ним было бы преждевременно.

«МК» присоединяется к словам сочувствия, адресованным театру, родным, близким и всем знавшим покойного.

Источник: www.mk.ru