Метка: Владимир Павлов

Чехов принимает Пушкина: начал работать фестиваль «Мелиховская весна»

Имя, с которым надо всякий раз сверяться

В подмосковной усадьбе Мелихово открылся Международный театральный фестиваль «Мелиховская весна», 24-й по счёту. Артисты из России, Белоруссии, Казахстана, Азербайджана и Алжира, плюс студенты разных театральных школ покажут более двадцати спектаклей по произведениям Антона Павловича Чехова или о нем самом.

Чехов принимает Пушкина: начал работать фестиваль «Мелиховская весна»

«Мелиховская весна», сохраняя в нынешний условиях статус международного, пригласил на свои площадки Театр драмы имени Якуба Коласа из  Витебска, Академический русский театр имени М. Горького из столицы Казахстана Астаны, Театр Джельфы из Алжира и Азербайджанский  академический русский драматический театр из Баку. А за российскую часть программы отвечают театры из Москвы, Питера, Омска, Петрозаводска, Липецка, Серпухова. Усадьба давно готовилась к приему гостей, поэтому главную сцену, разбитую на поляне «Крыжовник», в этом году обустроили особым образом, чтобы приблизить атмосферу к концертному залу на природе.

Надо сказать, что Чехов прожил в Мелихово семь лет и написал здесь более сорока произведений. Живя в своей подмосковной усадьбе, писатель был для села как ангел-хранитель: построил здесь три школы, дорогу, почту и бесплатно лечил крестьян. 

«И для нашего Художественного театра Антон Павлович — тоже как ангел-хранитель. Имя, с которым надо всякий раз сверяться, — говорит худрук МХТ им. А.П. Чехова Константин Хабенский, который не первый год курирует фестиваль. — Годы дружбы с МХТ совпали с последними годами жизни Антона Павловича, и по письмам видно, как писатель пытался духовно окормить театр, который принёс ему международную театральную славу, старался успеть помочь ему всем, чем мог: советами, устройством артистов, дружбой с ними, рекрутингом новых авторов для любимого МХТ, шумом вокруг новой частной труппы». 

А ещё Чехов принимает у себя спектакли не только по своим произведениям, но и по произведениям Пушкина, которому через пару недель отметят 225 лет со дня рождения.

Источник: www.mk.ru

На песке в Вахтанговском театре представили «Повесть о Сонечке» Цветаевой

На зыбкой поверхности любви

Театр Вахтангова под Новый год показал свою четвёртую премьеру сезона — «Повесть о Сонечке» по повести Марины Цветаевой. В ней как такового сюжета нет и, как писала автор, действующих лиц в ее повести тоже не было, а лишь любовь — «она и действовала — лицами». Но какими! Включая самого основателя театра — Евгения Багратионовича, которому в собственном же доме от Цветаевой и досталось. Впервые за 102 года. Какое кощунство! С премьерного показа — обозреватель «МК».

На песке в Вахтанговском театре представили «Повесть о Сонечке» Цветаевой

Свою «Повесть о Сонечке» Марина Ивановна писала в 1937-1939 годах, находясь в небольшом городке Лакано-Осеан на побережье Атлантики, незадолго до своего возвращения на родину. Поводом к написанию послужило запоздалое известие о смерти Софьи Голлидэй, с которой она была дружна в Москве всего то ничего — с 1918 по 1919 годы. И не напиши Цветаева эту автобиографическую повесть, полную романтизма и драматизма времени, никто бы и не знал кто такая эта Голлидэй.

Сцена засыпана морским песком. И все разговоры, похожие на изящную, чуть торопливую вязь, сопровождает шум волн, гулких и тех, что у берега лениво играют мелкой галькой. Песок крутой горкой вываливается из небольшого проёма  задника сцены в ярком, но холодном свете и вырастает горой большего размера  уже в центре пространства, где режиссёр Владислав Наставшев (он же художник спектакля) бросил старый книжный  шкаф и ещё установил  площадку. Она шаткая и вращается, когда на неё по песку вскакивают участники этой истории, вполне себе реальной. Вот только световая дымка, что дрожит над песчаной декорацией, вместе с шумом волн, придаёт ей зыбкость и нереальность. Но все это было на самом деле, было…

Была Москва, был Борисоглебской переулок и там — Марина Цветаева в пору ее увлечения театром сошлась с молодыми студийцами Вахтангова — Юрой З. (Юрий Завадский), Павликом А. (поэт Павел Антокольский), Юрой С. (актёр Георгий Серов), Алексеем Александровичем Стаховичем (актёр МХТ, театральный педагог, чья история жизни послужила Цветаевой основой для пьесы «Феникс»), Володечка (актер Владимир Алексеев) и другие. Среди них особо выделялась Сонечка Голлидэй — актриса совсем маленького роста, но большого и настолько самобытного дарования, что в студии порой не знали что с ним делать. Вот такую Сонечку полюбила и воспела Марина Цветаева в своём произведении, пронизанном чувствами и чувственностью, романтизмом и поклонением, умом, иронией, ценными деталями того страстного, дерзкого и страшного революционного времени. 

На песке в Вахтанговском театре представили «Повесть о Сонечке» Цветаевой

Сразу оговорюсь, что речь не об однополой любви. В первой части повести Цветаева сообщает: «Мы с ней никогда не целовались: только здороваясь и прощаясь. Но я часто обнимала ее за плечи, жестом защиты, охраны, старшинства. (Я была года на три старше, по существу же – на всю себя. Во мне никогда ничего не было от «маленькой».) Братски обнимала. Нет, это был сухой огонь, чистое вдохновение, без попытки разрядить, растратить, осуществить»… Любовь их, собственно, как приют двух одиночеств, любовь как игра, как музыка, которую Цветаева складывает из фраз, окутывающих флером, укутывающих тёплом, разбивающих вдребезги, увлекающих в чувственный мир, где трудно сказать чего больше — страсти или боли. 

— Ах, Марина! Как я люблю — любить! Как я безумно люблю — сама любить! С утра, нет, до утра, в то самое до-утро — еще спать и уже знать, что опять… Вы когда-нибудь забываете, когда любите — что любите? Я — никогда. Это как зубная боль — только наоборот, наоборотная зубная боль…

Обе увлечены Юрой З. (Завадским), а тот — «гадкий», непостоянный, слабый, с тщеславием, подогреваемым одним театром. Марина и Соня делят его, перебирая свои ощущения, точно чётки, перебрасываясь чувствами, как мячиком.

— Сонечка, откуда — при вашей безумной жизни — не спите, не едите, плачете, любите — у вас этот румянец?

— О, Марина! Да ведь это же — из последних сил!

Смотришь, слушаешь и постоянно ловишь себя на мысли: «Как давно в театре не было слышно такого изумительного, тоненьким пером выведенного текста, за которым встаёт не произнесенное, что и в слова трудно облечь. Поэтому зал три часа не дышит — так звучит Цветаева, так в ее тексте, который мог сочинить только поэт, растворяются артисты. 

«Повесть о Сонечке» разложена всего на три голоса — два женских, один мужской. Евгения Крегжде в роли Марины Цветаевой (тёмно-коричневый пиджак поверх светлого в тон ему простого кроя платья), Ксения Трейстер — маленькая Сонечка (белая блузка с расстёгнутым воротом, темно-синяя юбка) и Константин Белошапка один во многих исторических лицах (см. выше) и одном дня сегодняшнего. Текст певуч, сладок как сахар и горек, как хлеб на чужбине, которую Цветаева испила сполна. Он звучит на нерве, порой на пределе, и этот предел Владислав Наставшев постоянно усиливает действием, помещая актёров на зыбкую вращающуюся площадку, а те в момент эмоционального напряжения балансируют на ней с риском упасть. Ведь в любви всегда есть такой риск — упасть и даже пасть, потерять, потеряться или зависнуть. Вот Сонечка с Володечкой параллельно друг другу зависли на вертикальной площадке, как над городом летящие влюблённые на картинах Шагала. Трюк с зависанием излюбленный у режиссера приём: помнится, в спектакле по Бунину в Гоголь-Центре я видела похожее. Но себя, а не другого, не грех и процитировать.

Порывистая, как подросток, острая на язык темноглазая Голлидэй с двумя косами поверх блузки и в некрасивых башмаках вскакивает на стул. «Ах, Марина, все у меня уменьшительное, все — уменьшительные, все подруги, вещи, кошки, и даже мужчины, — всякие Катеньки, кисеньки, нянечки, Юрочки, Павлики, теперь — Володечка… Точно я ничего больше произнести не смею. Только вы у меня — Марина, такое громадное, такое длинное… О, Марина! Вы — мое увеличительное». И снисходительная, полная терпеливой любви к этому капризному влюблённому ребёнку Марина. 

В актерском трио первая скрипка, конечно, она — Евгения Крегжде. Для актрисы — это, безусловно, этапная роль. Ее партия глубоко драматична, но всегда чуткая к партнерше, не упускающая ее звенящей струны, и сама в какой то момент такой становящейся. Только драматизм звучит в ней все сильней — от лёгкой столичной богемности вначале к безысходности в финале повести. И как верно меж двух героинь существует сонм мужчин в исполнении Константина Белошапки, роль которого в спектакле вспомогательная, но позволяющая развивать бессюжетную историю. У актера двенадцать персонажей, обозначенных не сколько гримом (одни   усы не в счёт), и отдельными элементами костюма, сколько на скорости сменяемыми образами. Завернул за кулису Завадским — вышел морячком Пашей, на глазах преобразившимся в Стаховича, потом — в Володечку, а после и совсем бесцеремонного монтировщика. 

Режиссеру, который в спектакле выступил ещё сценографом, композитором и исполнителем песен за кадром, удалось довольно изящно раздвинуть рамки  литературного театра, к которому так располагает проза. Литературу  он постоянно переводит в действенный ряд с головокружительными монологами на зыбкой сыпучей поверхности, в ряде мизансцен перекидывает мостки из прошлого в настоящее, чтобы предсказать будущее героев. Так выглядит рассказ о Стаховиче, аристократе духа, который влез в петлю — не перенёс потерь в семье, не принял нового бытия. И тут же покойник с верёвкой на шее, уложенный в шкаф со стеклянной дверцей, точно в гроб, вместе с Сонечкой вспоминает уроки хороших манер, которым он учил студийцев — как вставать, как подавать руку или подтянуть сползший чулок, когда идёшь по улице с кавалером. 

Легко, с азартом разыграно упражнение, но становится жутковато, если припомнить начало сцены самоубийства достойнейшего аристократа. У Наставшева суицид почему то носит фарсовый характер, как в цирке или гиньоле. Это, пожалуй, единственная резанувшая меня грубоватая краска на тонко выполненном полотне. Но тут же постановщик исправит грубость, завершив сцену метафорой: сидя в шкафу, Стахович молча протягивает веревку сидящей напротив него Марине, которая спустя двадцать два года сама возьмётся за такую же —  с петлей на конце… 

А так даже песня из репертуара 90-х «Плачь, любовь, плачь», за счёт аранжировки (Иван Лубенников) вписалась  в музыкальный ряд спектакля, где песни на стихи Цветаевой звучат так современно, как если бы их пели в каком-нибудь модном  клубе.

И все же «Повесть о Сонечке» не одна любовь, как уверяла Цветаева. Она ещё свидетель времени, сохранившая для нас портреты людей искусства, составивших в XX веке славу отечественного театра. Не льстивые, скорее, объёмные, что для истории намного ценнее безизъянных отшлифованных идеологией изображений. Ведь написала Цветаева, что от Вахтангова на неё «веяло и даже дуло— холодом головы: того, что обыватель называет «фантазией». Холодом и бесплодием самого слова «фантазия». Что, впрочем, не мешало ей посвятить ему в 1918 году такие строки:

Серафим — на орла! Вот бой!

Примешь вызов? — Летим за тучи!

В год кровавый и громовой —

Смерть от равного — славный случай.

Гнев Господень нас в мир изверг,

Дабы помнили люди — небо.

Мы сойдёмся в Страстной Четверг

Над церковкой Бориса-и-Глеба.

Источник: www.mk.ru

В театре «Эрмитаж» поставили «Сказки дядюшки Римуса»: елка выросла рядом с кактусом

Как Дед Мороз оказался в прериях

В театре «Эрмитаж» представили новый детский спектакль молодого режиссера Алефтины Пузыркиной – знаменитые «Сказки дядюшки Римуса» по рассказам Джоэля Харриса. Несмотря на детский формат (6+), постановка «зашла» и взрослым, ведь многие выросли на сказках о Братцах Кролике и Лисе, которые Харрис написал почти 150 лет назад, чтобы «сохранить в неизменной форме те забавные моменты времени, которые, несомненно, будут печально искажены историками будущего». Как басни с хитринкой отзываются сегодня, а также в упомянутом будущем, оценил корр. «МК».

В театре «Эрмитаж» поставили «Сказки дядюшки Римуса»: елка выросла рядом с кактусом

Театр «Эрмитаж» немногим младше сказок Харрисона. А сейчас переживает реинкарнацию, поскольку потерял свою историческую сцену (из-за ветхости здания) в саду, по сей день носящим имя театра. С 2015-го он ютится на Новом Арбате, где некогда пересиживали «Геликон» в ожидании строительства новой сцены, где начинал театр Александра Калягина. Когда «Эрмитаж» дождется нового здания, пока не ясно – идут проектные работы. Но труппа Михаила Левитина не теряет энтузиазма и продолжает ставить новые яркие постановки. Под Новый год выдала премьеру — «Сказки дядюшки Римуса», действие которых происходит на фоне южноамериканский прерий, от чего у детей уже в фойе разыгрывается фантазия. Новый год ведь – а тут не елка, а кактус. Причем не колючий, а мягкий – так и хочется потрогать. Один из элементов сценических декораций специально вынесли в фойе, так что работу художника Софии Егоровой можно было пощупать еще до входа в зал. 

Что общего между кактусом и новогодней елкой? Сказочная атмосфера, которая создается, если включить театральный подход. До того, как герои басен Харрисона появляются на сцене, в зале возникает Снегурочка и Дед Мороз. Новогодняя увертюра тут по классике (позвать Деда Мороза, немного потанцевать и погромче крикнуть: «Елочка, зажгись!»), необходимая и обязательная в праздничные дни, создает неожиданный контраст и в то же время рифму. Колючее дерево, украшенное новогодними шарами и гирляндами, соседствует с огромными кактусами – декорациями детского спектакля. Елочка сбоку от сцены, а в центре другие вечнозеленые растения. Только эти лишены колючек, наоборот, даже с дальних рядом понятно, что и кактусы, и терновый куст, у которого отдельная роль в сюжете, плюшевые. 

– Концепция заключалась в том, чтобы показать процесс: как дядюшка Римус придумывает сказки, – рассказывает художник София Егорова. – Это своего рода театр из подушек: все декорации мягкие, как будто дядюшка Римус только что их сшил вместе с героями рассказов из того, что было под рукой. Поэтому и костюмы персонажей все в заплатках. Для их мы использовали плюшевую ткань, а сверху еще сделали росписи.

Контраст есть и в зачине. Сами посудите, только что детям загадывал загадки розовощекий Дед Мороз с окладистой бородой, и тут вслед за ним появляется темнокожий рассказчик в соломенной шляпе, а сцена создает ощущение жаркого американского юга. Дядюшку Римуса играет Виктория Закария, чья мама родом с Урала, а папа – из Танзании. В детстве она на собственном опыте почувствовала  реальное отношение общества на бытовом уровне к цвету кожи это как раз то, чего  Харрис касается в своей сказочной были: писатель вплел в свои басни фольклор южноамериканских рабов, в ХIХ веке они были популярны среди чернокожих. Впрочем, сегодняшние дети этот подтекст не считывают. Их больше увлекает забавная трубка рассказчика, откуда появляются мыльные пузыри, которые потом он с улыбкой лопает. 

В театре «Эрмитаж» поставили «Сказки дядюшки Римуса»: елка выросла рядом с кактусом

У каждого персонажа тут свой характер, который передаётся не только текстом, но и в повадках, мимике, пластике. Братец Кролик (Анна Богдан) – юркий, смекалистый, порой, трусливый, смелый и хитрый. Братец Лис (Ким Дарья Кошева), то и дело хищно облизывается, пытается быть хитроумным, но, как знают читатели, часто попадает впросак. У него большой рыжий хвост, маленькие, но чуткие ушки на ковбойской шляпе и штаны-клеш. Братец Волк (Андрей Волков) хочет быть грозой диких прерий и не уступать в хитрости другим зверям, но и он дает маху. Он тут самый модный и статный. Братец Медведь (Владимир Дмитриев), как полагается, немного неуклюжий и косолапый добряк. У него есть полотенце с пчелами, на нем  шляпа с узкими полями и фермерский комбинезон. Братец Черепаха (Сергей Бесхлебов) медлительный и самый мудрый. У него круглые очки и интеллигентный вид. 

Из 185 сказок Харриса рассказано всего несколько – самых известных и популярных. В процессе привыкаешь к персонажем, которые так стремятся обхитрить друг друга, привыкаешь к ним, как к родным. «Играть в детском спектакле намного сложней, чем во взрослом, потому что перед тобой самый искренний зритель», – сказал «МК» после спектакля Андрей Павлов (Братец Волк), который в отличии от Ким Дарья Кошева (а она блестяще отыграла свою лисью роль), только в процессе постановки познакомился со сказками дядюшки Римуса.

Самой лучшей оценкой стала реакция детей: кто-то тут же принялся придумывать свои истории о черепахе, которая способна обогнать кролика, и про кролик, прилипшего к восковому чучелу и лиса, занятого вечной гонкой за своим ушастым соседом. Братцы вышли человечными, при том, как и задумывалось, сказочными – плюшевыми и добрыми. 

Источник: www.mk.ru

Павел Майков сыграл усопшего отца Селедки

Новую экранизацию повести «Вам и не снилось…» и пьесы «Человек в закрытой комнате» представили в Москве

На 2-м Фестивале авторского кино «Зимний» состоялась премьера фильмов «Танцуй, Селедка!» Александры Лупашко по пьесе «Человек в закрытой комнате» Татьяны Загдай и «Вера» Иры Волковой по популярной в советские годы повести Галины Щербаковой «Вам и не снилось…» Экранизации оказались не бесспорными.

Павел Майков сыграл усопшего отца Селедки

По замыслу драматурга Татьяны Загдай, пьеса «Человек в закрытой комнате» — о поколении тридцатилетних, чье детство и юность пришлись на 90-е, и чьи отцы потеряли страну и себя в изменившемся мире. Она очень популярна и поставлена во многих театрах абсолютно по-разному, поскольку условная и дает возможность для разнообразных трактовок. В одном спектакле на сцене появляется Пушкин, в другом — бабки с набеленными рылами (иначе не скажешь), отвечающие за род. Но всегда это трагическое роуд-муви в стиле 90-х.

В фильме «Танцуй, Селедка!» Александры Лупашко театральная условность не сработала, и фильм получился без неожиданностей. Только во второй его половине, когда неожиданно вырулили на психологическую драму, стала вырисовываться своя особенная история. 

Александра Лупашко — актриса по первому образованию, выпускница режиссерской мастерской Владимира Меньшова. Она сняла короткометражки,  работала на серале «Тетка», прежде чем дебютировала в полном метре под крылом Сергея Сельянова. 

Роль Селедки по имени Жанна, известной в родном провинциальном городке как Анька, сыграла красавица Александра Бортич. Про такую точно не скажешь, что девушка может уехать из деревни, но деревня из девушки — никогда. 

Из невзрачной Селедки выросла красавица, которая покинула малую родину в поисках лучшей доли. В голубом пальто и свитере она явилась как дива из столицы на похороны отца, которого много лет не видела и не слышала. Папаше до нее дела не было. Он пил, куролесил, изменял жене, а став покойником, вдруг проявил интерес к дочери. Роль усопшего бродяги сыграл Павел Майков. «Ты чужой мужик мне, а не папа», — скажет ему дочь. Периодически ироничный папаша появляется молодым и удалым, в модной куртке, с копной каштановых волос. Это теперь он не пассажир, а багаж. Томился человек, жил один и умер один, — скажет про него соседка (Ольга Лапшина). Разговаривает он теперь исключительно с дочерью, следует за ней как призрак.

Павел Майков — прекрасный артист, и ему хватает иронии в необычной роли. Но в сценах веселой молодости он выглядит как ряженый. Для него это фильм о любви. «Всё настоящее искусство говорит о любви. И о страхе. А больше ни о чем. Что бы мы ни делали – Шекспира, Чехова, «Танцуй, Селёдка!» — всё это — о любви. Если это не о любви, тогда это плохое кино. Потому что без любви невозможно. Как говорил Хлудов в пьесе «Бег» Михаила Булгакова: «Даже на войне без любви нельзя». Любовь пропитывает всё. А ещё этот фильм о человеческих взаимоотношениях, о взаимопонимании, о невозможности понять друг друга, о том, что близкие люди редко рождаются под одной крышей», — говорит Павел Майков.  

Вместе с другом детства Костиком (Илья Антоненко) — парнем хорошим, но ненадежным, как скажет о нем собственная мать, — Жанна-Аня везет мертвого отца  в райцентр.  Какие-то условные вещи хороши на сцене, но на экране сделать их сложнее. Пожалуй, только в сцене с Натальей Павленковой в роли сотрудницы морга, возникает почти инфернальный мир. С большим бантом на груди и в белом халате сотрудница медучреждения, находясь в подпитии,  начинает танцевать, — отличный дивертисмент.

Еще одну экранизацию — «Вера» — осуществила Ира Волкова, обратившись к популярной в советское время повести «Вам и не снилось…» Галины Щербаковой. Такое ощущение, что она немного стесняется собственной картины, постоянно подчеркивает, что сама выбрала бы что-то другое, но поступило предложение от студии Горького. «Эта история ко мне пришла, а не я к ней. Я бы перенесла ее в настоящее. Сейчас совсем другое время. Есть мобильные телефоны, и наши герои могли бы давать друг другу сигналы. У меня была задача сделать трагедию, а  я сама за светлые концы. Рома при падении из окна  погибает,  хотя всем хочется, чтобы он остался жив», — говорила она после показа. 

Павел Майков сыграл усопшего отца Селедки

Режиссеру пришлось выполнить все требования продюсеров, которые решили вернуться к истории сорокалетней давности. И все же это не ремейк, а новая версия «литературы, которая имеет право быть экранизированной неоднократно». Акценты сместились. В центре внимания оказались не юные влюбленные, а мать мальчика Вера. События происходят в 1978 году. Уйти в настоящее продюсеры не позволили.

Оператор Любовь Князева не стремилась воссоздать советскую эпоху, вдохновлялась картинами эпохи Возрождения. Первую близость юных героев  стремилась снять через картины Тициана, «вытаскивала цвет кожи» оттуда. Иногда золотистый цвет даже мешает. Реквизит подбирали советский, стремились  приоткрыть людей через предметный мир, но подвели нектарины. Вера покупает их на рынке в Крыму. Но в СССР о нектаринах даже не слышали.

Веру сыграла Виктория Толстоганова с оглядкой на свою маму. После фестивального показа она рассказала, что была самой старшей дочерью в семье, где  росли еще  три сестры, и самая младшая из них была на 17 лет моложе старшей. «Советское время накладывало отпечаток. Никогда не забуду глаза мамы. А потом она изменилась», — вспоминает Виктория. 

Проблемы, которые волнуют ее героиню в повести, например, излишняя полнота, по мнению режиссера, ныне не актуальны. Да и актриса, прочитав, что полная женщина,  провожая 1 сентября сына в школу, натерла пухлую ногу, подумала: «Это же не я». Однако сниматься согласилась. Ступни в советских подследниках показали крупным планом. Такие не забудешь. 

Виктория Толстоганова вошла в  непростую для актрисы пору, когда количество предложений начинает катастрофически снижаться,  а если что-то и предлагают, то в основном роли матерей. А у Виктории случился Ренессанс. Роли идут косяком в театре и кино, одна лучше другой, но  чаще всего предлагают материал о сложных взаимоотношениях с сыновьями. Хотя в картине «Край надломленной луны» ей достались непростые дочери. 

Вера — ихтиолог, биолог. Такую биографию ей придумали. Она любит север, снег. На вопрос о том, с какой рыбой могла бы себя идентифицировать, отвечает, что с треской. В командировки она ездит исключительно на Ледовитый океан, но ради сближения с сыном, просит направить ее в Севастополь. В советские годы в этот закрытый город не всякий мог поехать. Для этого требовалось особое разрешение.  

Виктория Толстоганова признается: «Я свою героиню не оправдываю, а обвиняю, но хочу понять причинно-следственную связь. Она — тварь, потому что не умеет чувствовать и убивает своего ребенка. Мать (ее сыграла Ольга Лапшина — С.Х.)) не научила ее любить». Виктория приводит цитату из своего детства: «Только проститутки прокалывают уши до 18 лет». У каждого свое детство, но все-таки и в поколении старше девочки еще в школьные годы прокалывали уши. Чувство, которое испытывает Вера по отношению к мужу и его первой возлюбленной, — не ревность, а удивление, что люди могут любить. А она способна беспричинно ненавидеть. Юлька, в которую влюблен ее юный сын, для нее вообще не человек. Из этого Виктория исходила. Играть такую героиню ей было интересно, и роль удалась.

Ира Волкова не искала «советских людей» и «советских детей». «Они такие, какие есть. Мы не заставляли их смотреть советские фильмы. У многих ребят в языке много современного времени. Сцена близости была сложна для них», — сказала она после показа. Ира считает, что сейчас многие дети куда скромнее, чем ее собственное поколение в том же возрасте. 

Рому сыграл Тимофей Тимков, на момент съемок только что поступивший в питерскую Театральную академию. Кастинг-директор искала героев среди абитуриентов, поэтому снимались 17- летние актеры, что важно и сработало на пользу. Полина Меркурьева тоже сыграла свою первую роль —  девочку Юльку, похожую на Татьяну Аксюту из первой экранизации повести Щербаковой 1980 года, которую осуществил Илья Фрэз. Но тот фильм не стал точкой отсчета, на него не ориентировались, его не пересматривали авторы «Веры».  Виктории Толстогановой запомнилось только лицо девочки в роговых очках. Кстати, Веру в картине Фрэза сыграла Лидия Федосеева-Шукшина. Разница очевидна. Ира Волкова не вспомнила имени Татьяны Аксюты, а молодежь в зале, скорее всего, совсем ничего ни о повести, ни о фильмы не знала. 

Объединил первую и новую версии композитор Алексей Рыбников, работавший еще с Ильей Фрэзом. Продюсеры «Веры»  рассматривали его как ДНК, связующую нить с фильмом сорокалетней давности. Для нового фильма, который ему понравился, он написал новую музыку.  

Источник: www.mk.ru

Актриса Карина Разумовская ушла на съемках в глухой лес

В Ленинградской области снимается детективный сериал

В Ленинградскую область отправилась звездная экспедиция с целью снять детективный сериал почти в экстремальных условиях. Популярные артисты готовы тонуть в болоте и устроить пожар в лесу. «МК» выяснил подробности.

Актриса Карина Разумовская ушла на съемках в глухой лес

Карина Разумовская за свою карьеру уже накопила некоторый опыт в расследованиях. Летом вышел сериал «Райцентр», где героиня актрисы попала в настоящий сельский детектив, а в «Мажоре» Разумовская играла офицера полиции. На этот раз Карина перевоплотится в следователя, которой предстоит выяснить все обстоятельства унесшего человеческие жизни пожара на лесопилке.

Действие сериала происходит в маленьком дальневосточном поселке. Все его жители пытаются убедить следователя из райцентра в том, что пожар — случайное стечение обстоятельств. Но уже первые шаги в расследовании раскрывают весьма сложные отношения между людьми, которые, казалось бы, друг для друга свои.

Коллегами Карины Разумовской по съемочной площадке стали очень известные артисты. В проекте заняты Ирина Пегова, Павел Трубинер, Максим Дрозд, Александр Бухаров, Екатерина Вуличенко и другие. В роли Дальнего Востока выступает Ленинградская область, а локациями для съемок станут природные заповедники, пещеры, болота и одна из достопримечательностей выборгского района — Старая финская мельница. Лесопилку, которую нужно сжечь в кадре, построили прямо в лесу, там же выкопали землянки, где развернется часть действия. 

Живописные места безусловно могут стать отличной декорацией, но вот снимать на природе не всегда просто. Технику приходится тащить чуть ли не на руках, условия на площадке прямо-таки спартанские, к тому же по сюжету героям сериала придется преодолевать болота, и эти сцен выстроены так, что актеры будут сниматься без дублеров. Впрочем, и актеры и режиссер сериала Елена Николаева настроены весьма решительно.

Источник: www.mk.ru

Прилучный вывел молодую жену в кино: детей Муцениеце рядом не было

Актер пил кофе с сахаром и просил не снимать

Павел Прилучный вместе с супругой Зепюр Брутян появился на показе российского фильма — актёр сыграл в нем главную роль. В последнее время артист частенько берёт с собой детей, несмотря на развод с Агатой Муцениеце.

Прилучный вывел молодую жену в кино: детей Муцениеце рядом не было

Но в этот раз артист почему-то не стал привозить отпрысков. Возможно, из-за того, что картина попала в категорию 16+. Выяснить, где же дети, не удалось, так как Павел не давал никаких комментариев, зато вовсю фотографировался на красной дорожке с участниками съёмочной группы. Присутствующие также оценили яркий образ молодой жены Павла. Для выхода в свет она выбрала модные брюки и блузу без рукавов, а также стильную белую шляпку- тренд нынешнего сезона. К слову, Зепюр была в шляпе практически единственной на красной дорожке,  так что модники сей факт, конечно, оценили. Во время представления картины Павел признался, что " зимой снимать сложно- киношники меня поймут ". 

Ну а когда уже фильм начался, неожиданно из зала вышел Прилучный в одиночестве, чем ,было насторожил поклонников. Но оказалось, что уходить с фильма со своим участием он не собирается- просто пошёл купить кофе для себя и жены.  Павел долго насыпал сахар в оба стакана, из чего можно сделать вывод, что актер не сидит ни на какой низкокалорийной диете. Затем, завидев фотографов, которые начали его снимать, произнёс фразу:" Ну, зачем "? Но дальше возмущаться или препятствовать съёмке не стал, несмотря на опасения людей с дорогими фотоаппаратами. Собрав волю в кулак, Прилучный  стойко завершил сцену с засыпанием сахара — и скрылся в темноте кинотеатра с бумажными стаканчиками. 

Прилучный вывел молодую жену в кино: детей Муцениеце рядом не было

Источник: www.mk.ru

Полсотни глав регионов: Владимир Путин встретился с выпускниками школы губернаторов РАНХиГС

Президент положительно отметил количество выпускников, в действительности ставших губернаторами

В Москве прошла встреча президента России Владимира Путина с выпускниками школы губернаторов РАНХиГС. Глава государства подчеркнул, что участники программы не только возглавляют регионы, но и занимают высокие должности на федеральном уровне.

«Весь этот процесс и все это обучение называют «школой губернаторов», и на самом деле это соответствует действительности. С 2017 года — пока реализуется эта программа — 50 ее участников действительно стали главами регионов», — сказал президент.

Полсотни глав регионов: Владимир Путин встретился с выпускниками школы губернаторов РАНХиГС

Он добавил, что пятеро участников этой программы были назначены федеральными министрами, более 20 человек — заместителями министров, в том числе семеро — первыми заместителями. Помимо прочего, выпускники школы губернаторов работают в обеих палатах федерального парламента (в том числе — на постах вице-спикеров), в администрации президента и аппарате правительства. Ряд участников программы возглавили крупнейшие города страны: Нижний Новгород, Тюмень, Казань, Калуга, Липецк, Воронеж, Ижевск и другие. Они работают в крупнейших госкорпорациях («Роскосмос», «Роснано», РЖД, Объединенная авиастроительная корпорация, Сбербанк, «Роснефть», «Алроса» и т.д.).

«Еще раз хочу сказать, что поздравляю вас с окончанием. Уверен, что вы пополните эту замечательную когорту выпускников прошлых лет», — добавил Владимир Путин.

«Мы видим, что глава государства сформировал новое поколение управленцев. И речь идет не только о 50 губернаторах, которые выпустились из школы РАНХиГС. Более 200 управленцев высшего уровня недавно приступили к своим обязанностям. Это и губернаторы, и вице-губернаторы, мэры, министры и другие. Их успешная работа подтверждает, что кадровая политика президента является правильной и системной с точки зрения выбора кандидатов. То, что президент регулярно встречается с участниками таких программ, говорит нам о том, что он одобряет систему отбора кадров», — прокомментировал итоги встречи директор Центра политического анализа Павел Данилин.

По словам эксперта, что касается губернаторов, в первую очередь, и президент это подчеркивает, их основной задачей является служение людям, прямая коммуникация с населением. От них зависит, будет ли развиваться страна.

«Назвать их госслужбу простой было бы неправильно- это и ненормированный рабочий день, плотный график, и героические поступки, которые они совершают, например, на приграничных или новоприсоединенных территориях. Все эти примеры говорят о том, что новое поколение принесло с собой качество в эту сферу деятельности, что мы не могли наблюдать ранее», — заключил Данилин.

Источник: www.mk.ru

В ГЭС-2 показали искусство без автора, без зрителя и без произведения

Что вскрывает пустота: от облачных снов от темного фольклора

Дом культуры ГЭС-2 неожиданно обсудили на самом высоком уровне: на встрече Владимира Путина с губернатором Ивановской области Станиславом Воскресенским, чье желание вновь выдвинуться на пост главы региона поддержал президент.

В ГЭС-2 показали искусство без автора, без зрителя и без произведения

Заодно Путин дал совет по оформлению межвузовского кампуса на базе строений бывшей Большой ивановской мануфактуры: «Здесь, совсем недалеко от Кремля, очень хорошее пространство. Посмотрите, как там сделано». Воскресенский пообещал «изучить опыт». Так что, кто знаешь, может, Дома культуры а-ля ГЭС-2 теперь пойдут в регионы. Тем временем, на арт-площадке близ Кремля открылись три новые выставки – «Краткая история отсутствия», «Облачное хранение» и «Чародеи». Обозреватель «МК» оценил премьеры.

Каждый из новых проектов по-своему развивает исследование, начатое в трехчастном цикле «Надстройки», в который можно было вслушиваться в Доме культуры весь прошлый год. С апреля 2022-го в ГЭС-2 показывали проекты, где в центре внимания был звук, а не изображения.

Первую «Надстройку» нужно было слушать в абсолютной пустоте, но каждый следующий проект все больше обрастал визуальным рядом. Сама музыка была максимально непривычной. Задачей того исследования было понять, что происходит, когда возникают помехи, нарушается связь, можно ли перенастроить свое сознание и подсознание? Новые проекты снова обращаются к теме пустоты, промежутков и пауз, которые неизбежно заполняются – случайными звуками, нереальными снами, воображаемыми мифами.

Путешествие по «заполненной пустоте» начинается с выставки «Облачное хранение». Перед зрителем сетки для картин – какие можно найти фондах музеев и галерей. Они плотно развешаны работами, только в самом центре зияет пробел. А через него, сквозь прутья, виднеется черно-белое движение где-то вдали.

В финале путешествия по хранилищу нас ждет видео, посвященное, как выразился его автор, художник Аркадий Насонов, «текучести времени». В кадре классический натюрморт – шар, тетраэдр и многогранник (три фигуры, на которых обычно студенты художественных вузов отрабатывают навык передачи света-тени). Объекты мы увидим в статике, но над ними двигается стремительно невидимое солнце, оттого их тени от фигур, словно живые, кружат вокруг статичных предметов. Время ускользает на глазах.

Само хранилище заполнено работами, которые создавались с 1992 года арт-группой «Облачная комиссия». Свое название она получила от случайно найденного артефакта – «Руководства для определения облачных форм», изданного в Ленинграде в 1930-м году. Основатель группы художник Аркадий Насонов вместе с присоединившимися позже десятками авторов, среди которых Павел Пепперштейн, Владислав Мамышев-Монро и Ольга Чернышева, часто использовали ненароком найденные вещи для создания своих работ. Вот, например, серия Насонова, основой для которой стали старинные книги с барахолки в Амстердаме.

– То, что не продалось, просто оставляли на асфальте, когда рынок закрывался, а я подбирал. Сначала не знал, что буду делать с книгами, а потом заехал в голландскую глубинку, где один местный житель мне сказал: вам кажется, что все тут скучное, спокойное и неторопливое, но на самом деле у каждого здесь – есть своя страшная тайна. Тогда я придумал душещипательные истории про книжки – что-то среднее между бразильским сериалом и хардкором Достоевского, – рассказывает Аркадий.

Художник приделал обложкам книг ручки и ножки и разыграл среди деревенских пейзажей душещипательные истории. Вот книжки играют в жмурки и – как гласит машинописная подпись под картинкой – «еще не знают, какой коварный план зреет в голове выбывшего из игры «Тренки». А вот живая книжка сжигает что-то в тазу. «Банкротство и отсрочка платежей» во время очистительного ритуала в казахских степях весной 1952 года», — объясняет подпись.

Другая серия сделана на бланках офтальмолога, в центре которых нарисованы условные очки со шкалой дефектов зрения. Эти бланки 1920-х годов Насонову опять же достались случайно, когда умер сосед друга-художника, известный профессор, их выбросили. Листки с пометками врача Аркадий домыслил: например, закрасил черным очки и подписал: «Эти глаза видели свет в конце туннеля…» В других кружках от очков он нарисовал ясные глазки и прокомментировал: «Эти глаза только что открылись…».

Другая серия сделана на золотой фольге, которая тоже нечаянно досталась художнику от покойного сотрудника шоколадной фабрики. На этом тонком материале Насонов нарисовал волнующие и в то же время сладкие сны: в каждом сновидении есть детские игрушки и немного драмы.

В ГЭС-2 показали искусство без автора, без зрителя и без произведения

Вообще, большая часть работ здесь напоминает галлюциногенный сон. Будь то портреты спящих, на которых начертаны красным привидевшиеся им предметы-символы, или серия, написанная после посещения острова Беннета в Арктике. Там Насонов оказался под воздействием слуховых галлюцинаций и каждую из них превратил в фантастический портрет композитора.

Путешествие в подсознание очень плотное: одна «галлюцинация» висит на другой, так тесно завешено хранилище. Но, как рассказывает автор, еще больше работ пропало. Одни украли, другие осели в коллекциях кураторов, а некоторые пометил кот художника по имени Пушкин. История искусства – это и не только история находок, но история потерь.

«Облачное хранение» – это и история бурного, игрового, полного залихватской иронии с толикой грусти прошлого, но московский концептуализм в ГЭС-2 продолжается взглядом в будущее. Второе «облако» – виртуальное, его создатели – молодые художники Полина Абина и Алексей Себякин – предлагают отправиться в путешествие по цифровому миру. Начинается оно из разрушенного дома, откуда зритель проходит по разным фантастическим миражам, испытывая разные эмоции, и снова оказывается в тех же руинах. Виртуальная галерея водит нас по кругу – из прошлого в будущее и обратно.

Следующей главой в ГЭС-2 выставка «Чародеи», в основу которой легли мифы в разных своих проявлениях. Тут и галерея акварельных портретов от художницы Мики Плутицкой гостьи из будущего Алисы Селезневой, которая то напоминает мираж из сна, то превращается во вполне реалистический образ. Начинается серия листом из загранпаспорта, где маленькая Мика как две капли воды похожа на героиню фильма.

В ГЭС-2 показали искусство без автора, без зрителя и без произведения

Сходство случайно найденного старого документа показалось Плутицкой поразительным и немного жутким, поэтому она решила создать «групповой автопортрет», где советская утопия переплетается с рефлексией о собственном детстве. Визуализировать «голос из прекрасного далека».

В ГЭС-2 показали искусство без автора, без зрителя и без произведения

Разные грани фантастического, сверхъестественного и ужасного соседи Мики по пространству отыскивают в народном мистицизме. Слава Нестеров показывает серию деревянных объектов, в которых угадываются жуткие и чудные образы из славянских, уральских и скандинавских сказок и легенд. Михаил Максимов в проекте «Новая игра окончена» предлагает публике поиграть на машине-вертепе и помучить виртуальную куклу. Словом, тут молодые чародеи соединяют современные технологии с древними кошмарами.

А финальная выставка под названием «Краткая история отсутствия» обращается напрямую к теме пустоты и ее значению в истории искусства последних десятилетий. В качестве эпиграфа служит визуализация «безмолвной пьесы» Джона Кейджа «4’33» – в виде рояля, рядом с которым, наверху под потолком, сидит фигура в поле роденовского «Мыслителя».

В ГЭС-2 показали искусство без автора, без зрителя и без произведения

Далее зрителя ждет весьма насыщенная объектами и артефактами экспозиция, где центральное место отдано «ничто» и «никому», будь то легендарный «Объект ноль» группы «Новая реальность» Тимура Новикова (представляющей собой дыру в стенде) или абстрактные картины Гюнтера Ферга.

В ГЭС-2 показали искусство без автора, без зрителя и без произведения

Здесь три раздела с подзаголовками – без автора, без зрителя и без произведения. Все работы говорят о пересмотре понятия искусства и его функций, о стирании грани между реальной жизнью и визуальным произведением. По крайней мере, так заявлено в обстоятельной и многословной программке, напечатанной к выставке. Впечатление же другое – перед нами перенасыщенная пустота, где настоящего не обнаруживается, есть лишь многослойное прошлое и призрачное будущее.

Источник: www.mk.ru

В Театре Луны поставили «Месяц в деревне» о жизни без воздуха

В спектакле Павла Сафонова главную роль сыграла приглашенная звезда Ольга Ломоносова

В Театре Луны, который не так давно возглавил актер и режиссер Евгений Герасимов, поставили «Месяц в деревне». Пьесу Ивана Тургенева, написанную в середине XIX века, адаптировал Павел Сафонов и поставил спектакль об отсутствии воздуха, о жизни, в которой нечем дышать. Дефицит кислорода больше всех ощутила Наталья Петровна в исполнении приглашенной звезды Ольги Ломоносовой.

В Театре Луны поставили «Месяц в деревне» о жизни без воздуха

Липы, жужжание пчел над головой… Какой, в сущности, прекрасной могла бы быть жизнь. «Давно ли, кажется, все было так тихо, так покойно в этом доме… и вдруг… откуда что взялось! Право, мы все с ума сошли», — скажет Наталья Петровна. И молодой учитель ее сына Беляев говорит: «Мне душно здесь, мне хочется на воздух». Мужчины уезжают в неизвестность, оставляя любимых и нелюбимых женщин, возможно, навсегда. «И надолго вы уезжаете? — Не знаю… Может быть, надолго», «Вы уезжаете? И вы уезжаете?»…

Павел Сафонов сделал спектакль, напоминающий акварель. Все светло, грустно и легко, даже когда сгущаются тучи и жизнь становится тюрьмой, когда, как он говорит, хочется убежать туда, где нет стен и правил, а есть лето с густыми сумерками, мошкарой, комарами и пчелами, где рыбы в пруду. Павел Сафонов попытался написанную много лет назад пьесу сделать такой же горячей и чистой, как в момент ее создания, чтобы отношения, энергия и конфликты были сегодняшними, когда все слишком много знают, но мало чувствуют и редко любят по-настоящему. Сложное лето Тургенева, ставшее роковым для его персонажей, наполнилось современными предчувствиями и драматизмом.

На сцене ничего лишнего. Пространство серо-голубое и ощущение безвременья. Мы немного в прошлом, но больше в настоящем. Нет помещичьего дома, усадьба как мираж.

На сцене пара колонн, плетеные кресла, ваза с высушенными травами. Где-то высоко парят красиво обработанные доски. Все из натуральных материалов, модно, актуально, немного гламурно. За сценографию отвечал сам режиссер в тандеме с многолетним главным художником Театра Луны Константином Розановым.

Художник по костюмам Татьяна Эшба, создавшая прекрасную и вполне самостоятельную коллекцию, как для подиума, известна своими работами в МХТ им. Чехова, «Мастерской Петра Фоменко», по «Преступлению и наказанию» в постановке Кончаловского в Театре мюзикла, фильмам «Дама Пик» Лунгина и «Отцы и дети» Авдотьи Смирновой. Костюмы из натуральных тканей в светлой серо-бежевой гамме акварельно приглушены и прекрасны. Даже нелепая Лизавета Богдановна неожиданно появляется с восточным веером и в японского образца жакете.

Наталья Петровна носит струящиеся платья и брюки современного кроя. Ее серый кардиган словно из бутика. В воздушном капроне головного убора она напоминает «рабу любви» Елену Соловей. Красный бархатный жакет в финале становится кровавой отметиной. Это красиво и уместно.

В Театре Луны поставили «Месяц в деревне» о жизни без воздуха

 

Многое в возрасте персонажей перепуталось. Тот, кто у Тургенева зрелых и даже преклонных лет, оказывается на сцене молодым. Главные действующие лица чуть старше персонажей, хотя то, что человек переживает в тридцать, не всегда совпадает с чувствами сорокалетних.

Ольга Ломоносова — единственная актриса, у кого нет замены. В расчете на нее, скорее всего, и выбиралась пьеса ее мужем Павлом Сафоновым. И это первая для нее работа в Театре Луны.

Наталья Петровна Ислаева хороша собой, чувственна и безотчетно коварна. Она не в силах справиться с нахлынувшими чувствами, томится до поры до времени, а потом погубит ревностью себя и неопытную воспитанницу. Рядом с ней муж Аркадий Ислаев (Михаил Бабичев) — любящий, многое понимающий, готовый простить и понять. Таких обычно не любят.

В доме живет еще один все понимающий друг семьи Ракитин, испытывающий к Наталье Петровне ту самую любовью, в какой трудно сознаться мужу и другу, но от которой ему ни холодно, ни жарко. Он строен, красив, спокоен, порядочен, тонко устроен, но для страсти совсем непригоден и, как говорит Наталья Петровна, никогда не заставит ее плакать. А ей хочется перемен, освежающей грозы. Ракитина тоже сыграл приглашенный артист Алексей Кондрахов, играющий в Театре Луны еще несколько спектаклей.

Из фразы Натальи Петровны, сказанной Ракитину, о том, что мы тут разговариваем, точно кружево плетем, возникают многие образы и ассоциации. «А вы видали, как кружево плетут? В душных комнатах, не двигаясь с места… Кружево — прекрасная вещь, но глоток свежей воды в жаркий день гораздо лучше», — произносит она монолог, а зрители считывают его.

21-летний учитель Беляев (его играет Дмитрий Воронин) невольно становится той силой, которая взорвет размеренную жизнь. Можно только гадать, что в нем увидели прекрасные женщины — Наталья Петровна и ее 17-летняя воспитанница Вера, которую сыграла Вероника Лысакова, проживающая за время спектакля словно две жизни. Беляев производит на Наталью Петровну  сильное впечатление, и объяснение этому стоит искать не в нем, а только в ней. В Беляеве нет ничего, что могло бы спровоцировать этот огонь. Пока он носился с бумажным змеем, в нем была хоть какая-то юношеская энергия, а потом она иссякла.

Как это у Чехова? «Жизнь наша еще не кончена. Будем жить! Музыка играет так весело, так радостно, и, кажется, еще немного, и мы узнаем, зачем мы живем, зачем страдаем… Если бы знать, если бы знать!»

В «Месяце в деревне» она звучит слишком громко, врывается в действие, но не привносит ни грусти, ни боли. Зато все это есть в сцене огненного колеса, которое вспыхивает, начинает вращаться, и ты ощущаешь то хрупкое равновесие, которое в любой момент может быть нарушено.

Во втором акте герои сидят в полутьме, друг за другом, образуя живую ленту, словно отправились с багажом в неизвестность, куда-то бегут. Аркадий Ислаев произносит фразу: «Все улепетывают, кто куда, как куропатки, а все потому, что честные люди… И все это разом, в один и тот же день…» Кажется, что эти слова написаны не Тургеневым, просто добавлены кем-то. И кто-то из зрителей готов проверить их подлинность по оригиналу.

Источник: www.mk.ru