Метка: Москва

Москвича с желто-голубыми волосами оштрафовали за дискредитацию ВС РФ

Жителя Москвы, который покрасил свои волосы в желто-голубой цвет, получил штраф за наглядную агитацию. Соответствующее постановление вынес Тверской суд столицы.

Мужчину привлекли к административной ответственности по статье о публичных действиях, направленных на дискредитацию Вооруженных сил РФ. Санкция по этой статье предусматривает штраф от 30 до 50 тысяч рублей, однако точную сумму штрафа для этого подсудимого не назвали.

По материалам дела, утром 28 апреля москвич находился в общественном месте, где демонстрировал покрашенные волосы в качестве наглядной агитации, привлекая внимание окружающих, в том числе и сотрудников СМИ. Своим видом он явно выражал негативное отношение к Вооруженным силам России, отметили в суде, подчеркнув, что такая агитация «фактически является аналогичной по содержанию общедоступной информации» в Сети, пишет РБК.

Решение суда в силу пока не вступило. Его могут обжаловать в вышестоящей инстанции.

Ранее сообщалось, что в Санкт-Петербурге могут возбудить уголовное дело в отношении 18-летней девушки из-за повторной дискредитации российской армии.

Источник

Украли святое: Рисуешь радугу — пропагандируешь ЛГБТ*

Украли святое: Рисуешь радугу — пропагандируешь ЛГБТ*

Скоро июнь, а значит, в США в очередной раз на государственном уровне будет отмечаться так называемый Pride Month — «месяц гордости» за ЛГБТ*.

Вслед за США улицы многих европейских городов однозначно окрасятся в радужные цвета и по ним пойдут толпы содомитов всех мастей.

Не исключено, что ярые «борцы за демократические права народов» из Вашингтона скомандуют своему посольству в Москве в очередной раз вздернуть в небо столицы шестицветный флаг, который сделали своим символом геи, лесбиянки и трансгендеры всей планеты.

Тогда оставшиеся среди нас прихвостни «либерального Запада» из тех, что посмелее, станут на все лады вещать нам про права человека, толерантность и прочие «ценности свободного мира». А мы, «неумытые дикие варвары», будем недоуменно возмущаться — почему мы вновь стойко терпим это издевательство вместо того, чтобы прижать к ногтю бесстыжих янки, и не отправим виновных в Магадан по статье за оскорбление чувств верующих?

И многим из нас будет очень тяжело понять, что Россия уважает международные правила, по которым территории посольств признаются суверенными анклавами других государств, а значит то, что там у себя вытворяют те или иные дипломаты, это их внутренние дела.

Однако проблема сейчас гораздо шире, чем степень ответственности и неотвратимость наказания для пропагандирующих экстремизм в России.

Речь идет, ни много ни мало, о целенаправленной дискредитации и подмене христианских символов.

Кто и зачем сейчас, спустя десятилетия после Адольфа Гитлера, который намертво связал в памяти людей христианский гамматический крест с фашизмом, снова посягает на них?

Вопрос отнюдь не праздный.

— Радуга на облаке фигурирует в девятом стихе девятой главы Книги Бытия Ветхого Завета, являясь знаком завета между Богом и спасшимся от потопа Ноем о том, что больше никогда такое мировое бедствие не постигнет Землю, и она не сгинет в пучине вод, — обращает внимание православный миссионер Александр Люлька.

— Я вряд ли назову имена и фамилии конкретных людей, а также точный даты, когда это безобразие началось. Совершенно точно ясно только одно — делается это целенаправленно и довольно давно теми, кто очень хорошо знает Святое Писание. Символов-то, вообще-то, на свете довольно мало, а уж тех, что имеют тысячелетние истории, и того меньше.

«СП»: Но как нам с этим бороться? Что противопоставить этому ползучему посягательству на традиционные ценности, скажем, чтобы больше никогда судорожно не считать число цветов в радуге, который нарисовал на асфальте наивный ребенок?

— Все верно, радуга еще и символ детства. И если ее рисует ребенок, то это не должно рассматриваться как нечто нехорошее. Но что с этим делать? Как вернуть радуге привычный смысл? Однозначных и быстродействующих рецептов тут, увы, нет. Да и, как мне думается, в глобальном плане время уже упущено для того, чтобы организовывать какие-то кампании.

На мой сугубый взгляд, в сложившейся ситуации более активно, с определенными заявлениями должна выступить прежде всего церковь, разъясняя людям, что использование радуги в качестве символа ЛГБТ является грубым надругательством над библейскими текстами, поскольку в Святом Писании четко и внятно осуждается содомский грех.

Особенно если учесть другие важные факторы. Что ЛГБТ-организации поставили на поток выпуск так называемых «облегченных версий» Библии, из которых просто вырезаны фрагменты, где об этом говорится прямым текстом. Что Папа Римский (и вместе с ним — долго крепившаяся вся католическая церковь) фактически поклонился в ножки ЛГБТ-сообществу, признав возможность благословления однополых браков. Конечно, католики с протестантами нам не указ, но факт удручающий — весь мир упорно прогибают на поклон греху.

В таких условиях церковь тем более не должна молчать, ей бы следовало дать происходящему какую-то богословско-политическую оценку, предупреждать людей, чем эти игры с тысячелетними символами могут закончиться. Ведь речь идет не просто о подмене значения, речь идет о сознательном оскорблении не только Библии, но и самого Бога. А с огнем, знаете ли, не шутят. Тем более с вечным. Но церковь, к сожалению, по большей части молчит.

«СП»: А вот здесь возникает логичный вопрос. Коль скоро события Ветхого Завета, а значит, и всю его символику, признают, помимо христианства, и другие мировые религии, то почему тогда молчат их представители, не возмущаясь тем, что содомиты радугу сейчас практически «приватизировали»? Почему потомки сына Ноя Хама и потомки сына Ноя Сима, фигурально выражаясь, в целом сложили лапки и особенно-то не возмущаются таким богохульством? И лишь определенная часть потомков сына Ноя Иафета, в которую входят и россияне, исповедающие православие, продолжают возвышать свой голос против такого непотребства?

— Я не могу отвечать за мусульман и иудеев, для которых это, в общем-то неприемлемо. Но вот в христианстве сейчас разве что православная церковь, и без того переживающая сейчас тяжелые времена из-за определенных проблем с греческой церковью и Александрийским патриархатом, продолжает считать ситуацию с ЛГБТ-движением неприемлемой (и это еще очень мягко говоря). Так же непримирима ее позиция по отношению к абортам, например.

Эта непримиримость по данным вопросам объясняется не, грубо говоря, ее упертостью, как считают некоторые. Не тем, что церковь упрямо держится за, по мнению остальных, свои закорючки. Не тем, что ее служители просто привыкли, как думают многие, размахивать кадилом.

Православная церковь — это, по сути, верность изначальному и неизменному слову Слову Божию, в отличие от того же, например, протестантства или католичества, которые в Америке или в Англии не гнушаются время от времени в угоду политической или иной конъюнктуре подправлять кое-где Святое Писание.

Нам, православным людям, заповедано хранить верность Богу. Нам не заповедано всех победить, нам заповедано просто стоять в вере, которую мы приняли, до конца, ничего в ней не меняя. Попутно честно разъясняя всем людям, о чем говорит Святое Писание.

«СП»: Логично ли тогда предположить, что православие с его жестким неприятием всех этих целенаправленных игр со святыми символами и фривольных трактовок Святого Писания является последним оплотом на пути нашего мира к Апокалипсису? Что только православие, покуда оно живо, отдаляет миг прихода к власти лукавого, Зверя, а вслед за этим и Страшного суда?

— Вы, возможно, не совсем точно выразили проблему в словах, но очень верно уловили суть православной веры с точки зрения эсхатологии — конца света и всего, что с ним связано. Православная вера утверждает, что Апокалипсис наступит тогда, когда у людей больше не будет возможности спасаться. То есть когда перестанут существовать церкви, стоящие в заповедях.

С точки зрения церкви речь-то идет не о том, много ли мы согрешаем, безгрешен лишь один Иисус Христос. Но самый страшный грех из всех — это хула на Святого Духа. А что есть такая хула? Это в том числе и сопротивление очевидной истине. А она в том, что была определенная проповедь Христова, и в ней ничего менять нельзя. Нельзя переписывать Святое Писание, менять смысл сказанного в нем и так далее.

И все идет к тому, что принципиально стоящая на этом Православная церковь будет, скорее всего, уничтожаться в конце времен физически, как это происходит сейчас на Украине. А все оставшиеся церкви изберут грехоприспособленчество, примут грех за истину. Вот к чему в перспективе ведет в том числе и вся эта история с радужным флагом. Вот вам и хула на Святого Духа, искажение вероучения.

Если такое случится, это буде означать, что в этом мире больше невозможно спасаться для вечности. А раз так, то смысла существования такой Вселенной больше никакого не будет. Вот вам и конец света с приходом Антихриста.

Со светской же точки зрения очевидно, что если мы извратим свое жительство на Земле, то это будет процесс, который невозможно будет остановить. Как говаривал герой произведений Честертона, католический священник отец Браун, нельзя остановиться на каком-то одном уровне зла. Либо ты бежишь от него, и таким только образом удерживаешься на месте, подобно лягушке, которая, барахтаясь, сбивает под собой молоко в масло, чтобы выпрыгнуть из кувшина. Либо, если не хочешь бежать, а хочешь просто стоять на месте, ты погружаешься в пучины зла все глубже и глубже.

Следовательно, все лукавые рассуждения ЛГБТ-активистов на тему «какая разница, что делают взрослые люди друг с другом, когда остаются наедине, это их личное право» — вот это и есть на самом деле та самая «остановка на месте» по отцу Брауну. Это не ерунда, как может показаться.

Источник

Чехов принимает Пушкина: начал работать фестиваль «Мелиховская весна»

Имя, с которым надо всякий раз сверяться

В подмосковной усадьбе Мелихово открылся Международный театральный фестиваль «Мелиховская весна», 24-й по счёту. Артисты из России, Белоруссии, Казахстана, Азербайджана и Алжира, плюс студенты разных театральных школ покажут более двадцати спектаклей по произведениям Антона Павловича Чехова или о нем самом.

Чехов принимает Пушкина: начал работать фестиваль «Мелиховская весна»

«Мелиховская весна», сохраняя в нынешний условиях статус международного, пригласил на свои площадки Театр драмы имени Якуба Коласа из  Витебска, Академический русский театр имени М. Горького из столицы Казахстана Астаны, Театр Джельфы из Алжира и Азербайджанский  академический русский драматический театр из Баку. А за российскую часть программы отвечают театры из Москвы, Питера, Омска, Петрозаводска, Липецка, Серпухова. Усадьба давно готовилась к приему гостей, поэтому главную сцену, разбитую на поляне «Крыжовник», в этом году обустроили особым образом, чтобы приблизить атмосферу к концертному залу на природе.

Надо сказать, что Чехов прожил в Мелихово семь лет и написал здесь более сорока произведений. Живя в своей подмосковной усадьбе, писатель был для села как ангел-хранитель: построил здесь три школы, дорогу, почту и бесплатно лечил крестьян. 

«И для нашего Художественного театра Антон Павлович — тоже как ангел-хранитель. Имя, с которым надо всякий раз сверяться, — говорит худрук МХТ им. А.П. Чехова Константин Хабенский, который не первый год курирует фестиваль. — Годы дружбы с МХТ совпали с последними годами жизни Антона Павловича, и по письмам видно, как писатель пытался духовно окормить театр, который принёс ему международную театральную славу, старался успеть помочь ему всем, чем мог: советами, устройством артистов, дружбой с ними, рекрутингом новых авторов для любимого МХТ, шумом вокруг новой частной труппы». 

А ещё Чехов принимает у себя спектакли не только по своим произведениям, но и по произведениям Пушкина, которому через пару недель отметят 225 лет со дня рождения.

Источник: www.mk.ru

В Академии акварели и изящных искусств Сергея Андрияки прощаются с ее основателем

«Это был поистине Пасхальный человек»

Завтра, 18 мая, что символично, в «Ночь музеев», на Введенском (Немецком) кладбище похоронят Сергея Николаевича Андрияку — художника и педагога, который возродил в России интерес к подзабытой технике акварели. А сегодня в стенах его академии на улице Академика Варги ученики, близкие и поклонники собрались, чтобы проститься с Мастером.

В Академии акварели и изящных искусств Сергея Андрияки прощаются с ее основателем

Около классического желтого здания с колоннами стоят люди с красными розами. Есть совсем молодые ребята, видимо, студенты Академии акварели и Школы, основанной Андриякой, но есть люди постарше, с почтенными сединами. Прощание проходит на втором этаже в концертном зале. Очередь растянулась метров на сто; извиваясь, она уходит на лестницу и все прирастает.

Сама процессия проходит среди акварельных картин, которые развешены по стенам. Здесь и классические натюрморты с цветами, фруктами и грибами, и пейзажи с видами на родные просторы. Несколько работ передают эмоции собравшихся. Например, сумрачный вид на Никольский скит на Валааме (2008 г.), который так напоминает знаменитый сюжет Исаака Левитана «Над вечным покоем». Только в пейзаже Андрияки вода окутана беспросветным туманом и около каменного надгробия горит яркий огонек надежды. Другая работа, напротив, изображает прозрачное голубое небо, под которым одиноко стоит Поклонный крест (акварель 2014 года). Светлая печаль витает в воздухе.

В Академии акварели и изящных искусств Сергея Андрияки прощаются с ее основателем

В очереди кто-то перебирает фотографии Сергея Николаевича: вот черно-белый детский список, с которого смотрит улыбающийся круглолицый мальчуган с искрящими глазами, а на следующей, цветной фотографии, уже бородатый муж, но с тем же энергичным взглядом.

«Я познакомился с ним в 1976 году, – говорит со сцены, утопающей в цветах, академик РАХ, профессор по кафедре живописи и рисунка Академии Андрияки Вячеслав Желваков (именно он теперь возглавит Академию), – это была тощая каланча с кудрявой копной на голове. Между учеников его называли Снегирь. Сначала он увлекался скульптурой, потом живописью, от которой пришел к акварели. Уже в институте начал давать частные уроки, потом преподавать в Суриковском институте. Прошли годы, он оброс бородой и решил открыть школу. На этом пути ему встретился мэр Москвы Юрий Лужков, который дал такую возможность. Потом он видел, что выпускники школы уходят в Суриковку, Строгановку и забывают акварель. Обида взяла. И вот ему удалось открыть Академию акварели. Не каждому мастеру такое удается. Это был пахарь — он работал по 12-14 часов. Он воспитал огромную плеяду учеников и учителей. Уходя, завещал всем нам сохранять и развивать это наследие, не отдавать в чужие руки. Вчера в Министерстве культуры нам подтвердили, что нам позволят выполнить все, что задумал Сергей Николаевич. Светлая память!»

В Академии акварели и изящных искусств Сергея Андрияки прощаются с ее основателем

К микрофону рядом с портретом Сергея Андрияки выходят близкие и ученики, один за другим, чтобы произнести слова памяти. В то же время без остановки люди подходят к гробу, перед которым горят свечи, и кладут цветы на длинный стол.

Один из первых говорит теплые слова Андрей Фурсенко – помощник президента РФ, который много лет был знаком с художником:

— Молодой человек оставил нас. Помню, как он на руках принес эту школу, построил ее и стал в ней работать. На таких прорывах он и сгорел. Но он всегда оставался молодым.

Следом выражает соболезнования секретарь Союза художников России Геннадий Правоторов. Антон Горянов — Начальник Управления музейно-выставочной работы Департамента культуры Москвы – читает послание от мэра Москвы Сергея Собянина, который восхищается уютной живописью Андрияки. 

Передала письмо со словами соболезнования и Елена Батурина, вдова Юрия Лужкова.  

Одна из дочерей, Анна, так похожая на отца, с копной кудрявых волос, какие были у художника в юности, говорит со сцены:

«Папа был очень духовным человеком. И когда кто-то уходил, не грустил. Он всегда будет с нами рядом. Хочу сказать всем ученикам: мы остались в прекрасном месте, он воспитал в нас прекрасный взгляд. Что главное он говорил об искусстве? Не про композицию. А главное — когда ты пишешь, восхваляешь Творца, того, кто привел нас в этот мир. Давайте продолжим его дело».

Кирилл Никифоров, директор радиостанции «Радонеж», говорит слова, которым потом многие из выступавших вторили:

«Сергей Николаевич обладал пасхальной радостью, он был поистине Пасхальным человеком и ушел в Пасхальные дни. Он работал каждый день с утра до вечера и дарил своим работы. Христос Воскресе!…»

«Воистину!», — ответил зал хором.

В Академии акварели и изящных искусств Сергея Андрияки прощаются с ее основателем

Не раз после повторится это «Воистину» и мысль о том, что не случайно так неожиданно художник ушел в именно сейчас. «Смерти нет», — говорили многие ученики со сцены, цитируя своего учителя, который многим помогал и не мыслил ни дня без кисти и красок.

Источник: www.mk.ru

Станиславский первым заглянул в будущее театра

В Москве открыл работу самый крупный фестиваль театральных менеджеров

Что такое современный директор театра и где его взять? Как ему выстраивать коммуникации с госструктурами, артистами и что такое творческий кейс — эти и другие вопросы в центре внимания Вахтанговского фестиваля театральных менеджеров (ВФТМ), который открылся в Театре Вахтангова, где четыре года назад и родилась эта идея. Правда, тогда никто не думал, что инициатива группы энтузиастов вырастет в целую институцию.

Станиславский первым заглянул в будущее театра

В Москву на четвертый по счету ВФТМ съехались представители почти из 400 театральных организаций 68 регионов России. Причем 637 театральных менеджеров участвуют в форуме офлайн, и еще 50 тысяч подключаются к работе по онлайн-трансляции. Фестиваль открыл директор Вахтанговского, возглавляющий дирекцию фестиваля, Кирилл Крок.

— Теперь у нас есть свое сообщество, свое комьюнити. Сегодня трудно поверить, что на самом первом фестивале мы неуверенно обсуждали вопрос, нужна ли театру своя страница в Интернете, свой ТГ-канал, а сегодня реальностью в театральной практике становится работа с искусственным интеллектом. Тема нашего четвертого фестиваля — «Будущее становится настоящим», и я скажу, что надо смело мечтать о будущем для своего театра, но уже сегодня надо формировать образ этого будущего, чтобы оно стало реальным. Оно станет таким, если думать о театре как неотделимом от культуры в целом. Перефразируя девиз нынешнего фестиваля — «Театр в России больше чем театр» — я бы сказал, что директор или управленец в театре больше чем директор.

Крок объясняет собравшимся в зале Исторической сцены Вахтанговского, что, по его мнению, означает быть сегодня директором театра: «Директор должен выходить за пределы своего театра, быть начитанным и насмотренным, находить современные формы работы со зрителем, обладать продюсерскими навыками, но главное, — подчеркнул Кирилл Игоревич, — директор театра не может быть без любви к своему театру, к своему коллективу и тем, кто выходит на сцену — людям творческим, нервным, порой взрывным». «Но надо учиться сохранять позитивный настрой и уметь переплавлять негатив в эту любовь. Такая установка восходит еще к Станиславскому», — которого Крок и процитировал.

Станиславский первым заглянул в будущее театра

Надо сказать, что основателя русского репертуарного театра цитировал и новый председатель Союза театральных деятелей Владимир Машков.

— Наш многонациональный театр уникален и зависит от всех, кто его любит. Любовь — это чувство, и сыграть его нельзя: оно или есть, или его нет. Но основа слова любовь — внимание. Если вы внимательны к людям, которые вас окружают в театре, значит, вы любите. Как сказал один великий человек: «Гений — это неотступное внимание. Я хочу пожелать вам неотступного внимания — за миром, за собой».

А еще Владимир Львович объяснил представителям театрального менеджмента, чем отличается артист от актера: первый — художник, создатель, творец, а актер — исполнитель. И в чем отличие успеха от удачи: «последняя нужна неподготовленным».

— Когда я выхожу на сцену, то задаю себе вопрос: ради чего? — закончил свой спич Машков и тут же получил вопрос, озвученный женским голосом с галерки: «А ради чего вы?». На что председатель СТД процитировал своего учителя — великого Олега Павловича Табакова: «Смысл жизни в том, чтобы жизнь на тебе не заканчивалась». Так вот, я делаю это ради вас, и вы будет продолжать великие дела, которые нам всем завещали наши учителя. И ради молодых, которые могут вас снести, ничего не зная о вас. Вот ради этого я и пытаюсь существовать.

Сказал и уехал, а ВФТМ перешел в практический формат. Каждый из дней форума посвящен определенной теме, а их круг очень широк: выстраивание коммуникаций с государственными структурами; взаимодействие с органами власти; цифровые системы для театров и digital-контент, уличные театры, реновация и продвижение, театральные, околотеатральные проекты, презентация кейсов государственных и негосударственных театров и многое другое. 

Станиславский первым заглянул в будущее театра

На фестивале участники Форсайт-сессии, которая впервые практикуется в театральном мире, попробуют вместе сформулировать, каким же будет театр будущего. А пути развития современного театра знал… Станиславский, которого можно назвать первым визионером. Это он в статье «Разные виды театров», написанной им в 1930 году, описал пока не существующие технологии, и эти картины до сих пор поражают воображение. При помощи искусственного интеллекта специалисты визуализировали часть этих картин, возникших в воображении Станиславского, и на несколько минут управленцы заглянули в будущее.

Источник: www.mk.ru

Алена Белая рассказала о наводнении в Орске: «В первый же день увидела трагедию»

“Возможно, эта катастрофа должна нас чему-то научить”

Телеведущая Алена Белая оказалась в эпицентре катастрофы, которая произошла в Оренбургской области. Сегодня девушка рассказала корреспонденту «МК» о том, как протекает ее жизнь, после пережитого кошмара. Оказывается, что даже после приезда в Москву у Алены сдавали нервы от простого дождя.

Алена Белая рассказала о наводнении в Орске: "В первый же день увидела трагедию"

В начале апреля в городе Орск Оренбургской области произошел прорыв дамбы, которая защищала старый город от разливов реки Урал. Вследствие таяния снега и мощного паводка в Оренбургской области уровень воды в реке стал резко подниматься и затопил город. С места ЧП эвакуировано более 3 тыс. человек, среди них более 700 детей, были эвакуированы. В зоне затопления оказалось  около 5 тыс домов. Одни из них был дом телеведущей Алены Белой. 

— Как вам удалось сохранить самообладание и справиться с опасностью после недавнего наводнения, когда вы столкнулись со стихией?

— После наводнения, когда мы остались без дома и вокруг было много воды, мне было очень тяжело психологически. Даже когда я приехала в Москву на запись трека и увидела дождь за окном, у меня началась паника. Но сейчас все хорошо, вода ушла, и мы приступили к ремонту. Работа очень помогла мне восстановиться психологически. Когда вода затопила наш дом, а мне нужно было лететь на съемку, я думала об отмене, но муж поддержал меня и сказал, что работа поможет восстановиться. Я собрала чемодан, вывезла его на лодке, прилетела на съемку, включилась в рабочий график и мне стало намного легче.

— Несмотря на личные испытания, вы проявили исключительное мужество, помогая другим и спасая брошенных животных. Что мотивировало вас на такие самоотверженные действия?

— Я пошла спасать животных за два дня до того, как вода пришла в наш дом. На тот момент я не думала, что эта беда затронет нас. Поэтому я считала, что если нашим соседям нужна помощь, то я не могу остаться в стороне и мы пошли на лодке кормить животных, в основном это были кошки. Но в первый же день я увидела трагедию: мы обнаружили погибшего мужчину в его доме и вызвали спасателей. Это было очень тяжело и страшно, и после этого я думала, что никогда не ступлю на лодку и никогда не попрошу помощи у людей, потому что, если что-то случится, я себе этого не прощу. Но через три дня я снова пошла на лодке, но не на резиновой, а на железной, чтобы исключить риски. Мы удачно накормили животных и надеюсь, что все смогли пережить это наводнение.

— Учитывая серьезность наводнения и ваши личные переживания, как вам удалось сохранить концентрацию и продолжать работать телеведущей в Москве, несмотря на неутихающую стихию дома?

— Когда в доме стоит вода, то вариантов всего два: или плакать и ждать, или идти и работать. Я выбрала второй вариант: работать, не раскисать, не плакать, не грустить, а наоборот поддерживать мужа и верить, что мы все восстановим. Главное, что мы живы, все животные живы, и все остальное уже не так важно. Я решила работать, быть на позитиве несмотря ни на что. Возможно, эта катастрофа должна нас чему-то научить, значит так должно было случиться.  

Источник: www.mk.ru

Эксперты рассказали про идеальные условия для змей на дачах Подмосковья

В Подмосковье растет число гадюк-металлистов, маскирующихся под ужей

Начало дачного сезона, как правило, совпадает по времени с моментом, когда в Подмосковье просыпаются змеи. Приезжают дачники на свои фазенды, а у них на крылечке, в сарае или на поленнице дров лежит непрошеная гостья. Хорошо, если это безопасный уж или медянка, хуже, если на участок заползет гадюка. По статистике, ежегодно в Московской области фиксируют порядка 300 случаев укусов ядовитых змей.

Эксперты рассказали про идеальные условия для змей на дачах Подмосковья

«Гадюка – особа меланхоличная, постарается слиться с окружающим фоном в надежде, что ее никто не заметит», — говорит эколог Сергей Матюшин. Из-за этой ее неторопливости бывали случаи, когда люди по неосторожности наступали или садились на змею, которая грелась на солнышке.

Еще несколько лет назад встретить гадюку рядом с Москвой было практически невозможно, а теперь такие столкновения происходят сплошь и рядом. В официальную статистику попадают только случаи, когда змея кусает человека, зато в соцсетях чего только не пишут про неожиданные встречи с пресмыкающимися. Такое впечатление, что в Подмосковье гадюки потеряли всякий страх и стали попадаться в самых неожиданных местах. Однако, как бы там ни было, экологи тоже считают, что пресмыкающихся становится с каждым годом все больше, и виноваты в этом мы сами.

«Экология Московской области переживает не лучшие времена. Поля вокруг деревень зарастают кустарником и молодым лесом, в лесах тоже порядка нет, они захламлены буреломом, речки мелеют и превращаются в болота, плюс мышей, крыс расплодилось видимо-невидимо – вот и получаются идеальные условия для увеличения популяции змей. Тут тебе и убежище, и отличная кормовая база», — говорит Сергей Матюшин.

Из зимней спячки змеи выходят уже при температуре выше 5 градусов тепла, учитывая, что весна в этом году была ранней, а апрель побил все рекорды по теплу, первые сообщения о проснувшихся пресмыкающихся появились еще в конце марта-начале апреля.

«Когда тепло, змеи ведут себя активно, они ищут пищу и партнеров для спаривания, и при столкновении с человеком могут повести себя агрессивно. Сейчас совсем другое дело, во время похолодания, у них снижена реакция. Рептилия, скорее всего, будет неподвижно лежать в траве или в каком-нибудь месте, где пригревает солнышко, но это не значит, что она не сумеет дать отпор, если вы ее потревожите», — предупреждает эксперт.

К счастью, в Подмосковье обитает только один вид ядовитых змей – это гадюка. Спутать ее с безобидным ужом или медянкой сложно: у ужа на круглой голове два ярких желтых пятна, и сам он имеет черный окрас, у гадюки приплюснутая, узкая голова и пестрый узор по всему телу. Глаза у них тоже отличаются: у ужа они более круглые, у гадюки – узкие с вертикальным, как у кошки, зрачком. Медянка уже давно превратилась в Московской области в раритет, встретить ее большая удача. Зато стали появляться гадюки-металлисты, вот их как раз легко принять за ужа из-за черного окраса, правда, никаких пятен на голове у них нет.

«Какую бы змею вы ни встретили, не нужно к ней приближаться. Достаточно постучать палкой по земле, и рептилия постарается побыстрее скрыться. Убивать змей категорически запрещено, тем более гадюки, несмотря на рост их популяции, по-прежнему занесены в Красную книгу Московской области, так что за убийство этого вида пресмыкающегося полагается штраф до 3000 рублей», — рассказали «МК» в Комитете лесного хозяйства Московской области.

Специалисты ведомства считают, что дачники сами виноваты: если к ним на приусадебные участки заползают змеи, значит, там есть где спрятаться, например, в некошеной траве или навалах мусора.

Если же змея забралась в дом, то тут лучше вообще воздержаться от самодеятельности. Надо как можно быстрее вывести домочадцев и животных на улицу, дом запереть и позвонить в МЧС. Спасатели поймают непрошеную гостью и выпустят на волю подальше от вашего участка. Правда, герпетологи говорят, что если дачный участок находится на пути миграции рептилий, то они все равно будут время от времени тревожить ваш покой. Поэтому для тех, кто только еще собирается снять или купить дачу, есть смысл сначала поинтересоваться, часто ли в окрестностях можно увидеть змей. Самые знаменитые змеиные места в Подмосковье находятся рядом с Волоколамском, Талдомом, Шатурой и Чеховым.

Что делать, если вас укусила гадюка?

Хорошая новость – летальный исход бывает лишь в 1-2% случаев. Плохая – если вы аллергик, сердечник, имеете проблемы с иммунитетом или кровообращением, то яд гадюки может привести к серьезным последствиям для здоровья, вплоть до гангрены конечности, за которую вас тяпнула змея. Самые опасные места для укуса – лицо, шея, голова. Еще очень опасна встреча с ядовитой змеей для детей и пожилых людей. Тут лучше сразу же, немедля, обратиться за медицинской помощью.

Самостоятельно можно продезинфицировать место укуса и наложить стерильную повязку, но не перетягивайте жгутом – это может усилить отек. Укушенную конечность нужно зафиксировать и как можно меньше ею шевелить, чтобы замедлить распространение яда.

Ни в коем случае не пытайтесь отсосать яд из ранки. Если в полости рта окажутся повреждения или яд попадет в гнилой зуб, то он очень быстро достигнет мозга. Лучше принять любое антигистаминное средство и сразу же начать пить как можно больше воды.

Источник: www.mk.ru

“Превзошла солдатский курс наук”: эпизоды из жизни Юлии Друниной к 100-летию поэтессы

Интересные факты биографии и стихи талантливого поэта

100-летие поэта – тест на его вхождение в сонм классиков. Или «невхождение». Если через 100 лет после его рождения, мы знаем, кто это такой и даже готовы цитировать – да, классик. Если не знаем – … В случае с Друниной – знаем или нет? Классик она или не классик? Впрочем, главный вопрос здесь, пожалуй, иной: кто эти «мы», которые входят в фокус-группу? И если «мы» – это «бумеры», получившие образование в глубоком ХХ веке и точно знающие, что и почему писала Юлия Друнина, то, пожалуй, нам и решать: Юлия Друнина – классик, продолжательница линии «женской поэзии», идущей от Ахматовой, Цветаевой, Берггольц. Ее добровольный уход из жизни обозначил трагический финал, которым не впервые завершается биография русского поэта. Сегодня мы, выдернув несколько эпизодов из этой биографии, попробуем увидеть Юлию Друнину – героиню войны, невероятную красавицу, талантливого поэта, настоящую патриотку родной страны.

“Превзошла солдатский курс наук”: эпизоды из жизни Юлии Друниной к 100-летию поэтессы

«В омуте кабацкого разгула…»

Юлия Друнина родилась в 1924 году. Отец, мечтавший стать поэтом, всю жизнь проработал учителем. Он был на 20 лет старше Юлиной матери, и так сложилось, что именно он оказался главным человеком ее детства и юности. Однажды Юлин каприз спас его от трагической смерти. Как «ударник труда» он получил невероятный подарок – билет на гигантский самолет «Максим Горький», совершающий демонстрационный полет над Москвой. Юля устроила истерику: как это ты полетишь без меня? Папа не полетел. Самолет рухнул на жилой дом в районе Сокола. Все пассажиры и экипаж погибли. Примерно в это время (Юле 11 лет) рождается и первая лирическая строфа, посвященная однокласснику. Правда, сильно подворованная у Пушкина:

Ах, Игорь, Игорь, для чего,

Не зная сердца твоего,

Тебе навек я отдалася?

Ну и еще одно – тут уж целый коктейль из Блока и Есенина:

В омуте кабацкого разгула

Я нашла свой верный идеал,

То была цыганка Мариула

И вином наполненный бокал…

«Я только раз видала рукопашный…»

1941-ый. Юля рвется на фронт. Вот, что пишет она в своих воспоминаниях о школьной юности:

«…быт как-то не замечался – царило Бытие… Спасение челюскинцев, тревога за плутающую в тайге Марину Раскову, покорение полюса, Испания – вот, чем жили мы в детстве… Удивительное поколение! Вполне закономерно, что в трагическом сорок первом оно стало поколением добровольцев…»

Ей всего 17 – возраст непризывной. И тогда она отправляется на строительство оборонительных сооружений в Можайск. Спасли в холодных сараях. Периодически раздавался крик «Воздух!». Ночью ополченцев подняли по тревоге. «Хитрая» Юля (ополчение – это ведь уже, практически, военные!) присоединилась к ним. Потом были бои – один, другой. Она перевязывает раненых, вокруг грохот выстрелов, разрывы снарядов. Влетели в деревню. Вместе с комбатом вбежали в избу. Там, прижавшись к стене, стоял дрожащий немолодой немец, санитар. Он поднял руки. Комбат протянул Юле фляжку: «Погрейся, сестренка…» Юля глотнула и… закашлялась: это была водка.

В конце сентября дивизия оказалась в окружении. Комбат повел батальон на прорыв. Выходили из окружения, вступая в бой, теряя товарищей, тринадцать суток. К «дырке» в переднем крае немцев подошли в количестве 9 человек. Перед ними – минное поле. Комбат – молодой учитель из Минска – вдруг зашел на поле и стал прыгать. «Спятил», — подумала Юля. Комбат радостно объявил: все в порядке, мины противотанковые, вес человека не воспринимают». Уже подходили к краю, когда с немецкой стороны прилетел снаряд. Комбат был убит.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

«Эй, пилот молодой! Когда вступишь ты в бой, свою юную жизнь не жалей…»

Правдами-неправдами Юля стремилась на фронт. Родители уехали в эвакуацию – в Заводоуковку в Тюменской области. А Юля стала курсантом Школы младших авиаспециалистов. После окончания она получит звание стрелка авиавооружения. И уж непременно попадет на фронт. Так ей казалось. На деле Юля попадает на Дальний Восток. Ее обязанность – держать в боевой готовности самолетное вооружение. В первый день несения службы, чтобы дотянуться до боекомплекта, невысокий боец Друнина встала на плоскость биплана и… продавила его. Но главная неприятность случилась на дежурстве, где она должна была поддерживать огонь в печурке – чтобы масло не застыло в моторах самолетов. На рассвете комиссар обнаружил Юлю спящей возле погасшей печки. Трибунал? Расстрел? Но комиссар, годящийся в отцы, смотрел на доходягу с жутким фурункулезом и думал о другом: как бы ее комиссовать?

После Сталинградской битвы напряжение спало. И даже начала развиваться художественная самодеятельность. Тут поэтические таланты Друниной пригодились. Она строчила тексты на мелодии известных песен. Пришло и признание: первая премия на смотре армейской самодеятельности. В это время в Красной армии появляются погоны. И Друнина получает звание ефрейтора. Который только и думает о том, как бы сбежать на Запал, на передовую.

«Эти дни отгорели тревожной ракетой, но ничто не сотрет их след – потому что в одно армейское лето вырастаешь на много лет».

Умер отец. Юле дают отпуск. На похороны она не успевает – выйдя из поезда, сразу торопится на могилу. По дороге совершает настоящее серьезное преступление: рвет железнодорожный билет, по которому должна вернуться в свою часть. План прост. Попроситься в первый попавшийся воинский эшелон, идущий на Запад, сказав, что от своего отстала. В красноармейской книжке указан номер части, но не сказано, где именно она находится. А еще там благодарности за успехи в боевой и политической подготовке. «Ну, а если разоблачат, отправят в штрафбат. Что тоже неплохо: уж точно попаду на фронт», — так рассуждала Юля Друнина. Ей было 18 лет.

В Москве разыскала пересыльный пункт. Сначала оказалась в одной комнате с дезертирами, потом в вонючем санпропускнике, и, наконец, на сборном пункте. Человек 30 девушек ждали приказа в одном из классов школы, в которой устроили сборный пункт. Все они уже воевали – после ранений и лечения в госпитале ждали новой отправки на фронт. И тут – как обухом по голове. Появился сияющий старшина: «Ну, бабоньки, отвоевались. Пришло указание вашего брата в Действующую армию не брать! Окромя медиков…»

Вот он – шанс. В Юлином активе медицинские курсы. И на другой день Друнина направляется в сануправление Второго Белорусского фронта. Спустя 20 лет Друнина напишет:

Нет, это не заслуга, а удача –

Стать девушке солдатом на войне,

Когда б сложилась жизнь моя иначе,

Как в День Победы стыдно было б мне!

«Я родом не из детства – из войны. Прости меня – в том нет моей вины»

Бои, ранения, перевязки, контузии, снова ранения – чужие и свои собственные. После ранения в шею у Юли образовался чудовищный абсцесс, а осколок застрял рядом с сонной артерией. Операция прошла успешно, но самочувствие не улучшалось. Есть такой расхожий миф, что на фронте люди обычными болезнями не болели. Ну вот не было у них ангины, гриппа или пневмонии. Вранье. Все было. Просто на это не обращали внимания. Вот и у Друниной на фоне перенесенного на ногах крупозного воспаления легких начал развиваться туберкулез. Пока Юля добиралась до госпиталя, пережила сильный стресс – нет, вовсе не от страха за свое здоровье, а от ужаса, что на войне умрет от какой-то пошлой чахотки. Возможно, именно стресс ее мистическим образом излечил. И в госпиталь она прибыла без признаков заболевания легких. Тем не менее, ее положили в палату. В мужскую. Женских там не было. Худющая, в мужском белье, с забинтованной обритой из-за раны головой, она от парня мало отличалась. И это стало причиной смешной мистификации. В Юлю … влюбилась девочка-официантка, приносившая раненым в палату еду. Парни в палате поняли это и стали поддерживать заблуждение девушки. А что же Юля? Не могла раскрыть тайну своей гендерной принадлежности? Что греха таить – возможность получения лишнего кусочка хлеба или половник похлебки – оно того стоило. Впрочем, обман раскрылся. И Юля получила от обиженной девочки оплеуху. Заслужила!

«Я превзошла солдатский курс наук…»

В Литературный институт Друнина зашла дважды. Первый раз – после того, как была комиссована в 1942 году. Признана инвалидом 3 группы негодным к военной службе. Инвалид в 18 лет. Она вернулась в Москву и попала на другую планету. Женщины покупали журналы мод, в ларьке продавали мороженое. Мороженое стоило треть ее солдатской пенсии – 35 рублей. Сначала она купила и съела две порции. А потом подумала-подумала – и купила третью. И было во вкусе этого необыкновенного мороженого острое ощущение приближающейся победы.

“Превзошла солдатский курс наук”: эпизоды из жизни Юлии Друниной к 100-летию поэтессы

Слава Ширина, парторг Литинститута встретила Друнину очень сердечно. И очень честно. Призвала одну из студенток в качестве «референса» — дескать, смотри, Юля, как надо писать. Девушка, ярко одетая с накрашенными губами, продекламировала что-то бойкое, закрученное, непонятное…

«Сунулась суконным рылом в калашный ряд», подумала Юля. Жизнь стала пустой. Одолевала фронтовая ностальгия. Вернуться на передовую? Поверить в это – невозможно. Но вот уже старшина медслужбы Друнина едет в белорусское Полесье, в санвзвод. Отныне стихи – важнейшая часть ее жизни. Решение принято: она непременно будет учиться в Литературном институте, если не убьют. И она пишет письмо парторгу Славе Шириной:

«Пишу Вам, лежа под танком… наши танки редко стояли на месте – догоняли немцев, которые драпали по Рижскому шоссе… Когда Вы будете читать это письмо, Рига станет нашей… Если останусь живой, то мы с Вами обязательно встретимся в стенах Вашего института. Простите за самоуверенность, но она здорово помогает в жизни…»

Во время боев за Ригу Друнина получила серьезную контузию. В ноябре 1944 года она снова признана инвалидом. В середине декабря Юля вошла в Литинститут и села в аудитории 1 курса. Выгонять не рискнули – как-никак инвалид войны. Сессию она сдала и даже получила стипендию – 140 рублей (килограмм картошки стоил 100). Там в Литинституте встретила Николая Старшинова, вышла за него замуж, родила дочь. Жизнь была трудная, но вспоминалась она так:

«…время это осталось в памяти ярким и прекрасным. Хорошо быть ветераном в двадцать лет!»

А еще случился в Литинституте дикий казус: новый директор Федор Гладков (маститый советский писатель) устроил встречу со студентами. Друнина прочитала «Зинку» — поэму о своей подруге, погибшей в бою, которой было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Мы не ждали посмертной славы,

Мы хотели со Славой жить.

Почему же в бинтах кровавых

Светлокосый солдат лежит?

Гладков удивился: Дело у вас в Китае происходит? Почему у вас солдаты носят косы?»

«Я не люблю распутывать узлы. Я их рублю – ведь боль мгновенье длится»

Война позади. Друнина много ездит за рубеж. Ее книги издают многотысячными тиражами. Впрочем, не только ее. Советский Союз ценит поэтов. Еще в конце 40-х Друнина и ее муж Николай Старшинов становятся членами Союза писателей. Мир также прислушивается к голосу поэтов победившей – тогда в этом никто не смеет сомневаться – страны. Западный Берлин. Дискуссия с участием представителей немецкой творческой интеллигенции и делегацией советских писателей. Среди них – Друнина, Наровчатов, Марцинкявичюс.

Немецкий журналист:

«Я был полковым врачом на Восточном фронте и хорошо знаю, что такое война. Это то, что убивает в человеке все человеческое. И я не могу понять, как вы могли не только остаться женщиной, но еще и стать поэтом?»

Друнина:

«Все упирается в то, что вы были солдатами армии захватнической, а мы – освободительной…».

Кто осилил сорок первый,

Будет драться до конца.

Ах, обугленные нервы,

Обожженные сердца!..

В 1954 году Друнина встречается с Алексеем Каплером, писателем, сценаристом, легендарным ведущим популярной телепередачи «Кинопанорама». А еще – известным бонвиваном, героем многочисленных романов, в том числе с дочкой Сталина Светланой Аллилуевой. Эта связь стоила ему нескольких лет лагерей. В 1960 году Юлия уйдет к нему. И до самой его смерти будет по-настоящему счастлива, как только может быть счастливой женщина. Об их отношениях написано много. Чего только стоят телеграммы, которые Каплер отправлял ей в дом творчества или даже в поезд:

“Превзошла солдатский курс наук”: эпизоды из жизни Юлии Друниной к 100-летию поэтессы

«Планерское. Дом творчества. Друниной. Уже третий час ночи. Есть потребность признаться, что очень тебя люблю. Каплер». Или: «Джанкой. Поезд 31, вышедший из Москвы 24 декабря, вагон 13, место 25, пассажиру Друниной. Доброе утро. Каплер».

Вместе с Каплером она работает над культовым фильмом «Человек-амфибия». Он сценарист, она автор текста знаменитого шлягера:

Лучше лежать на дне

В тёмной прохладной мгле,

Чем мучиться на жестокой

Суровой проклятой земле.

Будет шуметь вода,

Будут лететь года,

И в белом тумане скроются

Чёрные города…

Умершего в 1979 году Каплера по его завещанию хоронят в их любимом места – Старом Крыму.

Как летит под откос Россия, не могу, не хочу смотреть!

В своих воспоминаниях о фронте Юлия Друнина признается, что одним из самых страшных потрясений на войне был бой, в котором участвовали власовцы. Они были одеты в красноармейскую форму, и это было уму непостижимо: казалось, что в тебя стреляют свои. На рубеже 80-90-х годов Друнина подпадает под иллюзию демократических перемен. Пассионарная, эмоциональная, страстная, она – верит. Верит негодяям, циникам, начавшим на ту пору процесс разворовывания страны. Друнина пишет публицистические статьи в «Правде» — часто сумбурные, не всегда внятные. В них больше вопросов, чем ответов. Поначалу ей кажется, что как депутат Верховного Совета, она может на что-то повлиять. Например, на судьбы ветеранов афганской войны. Но все, что происходит, не укладывается в логику ветерана Великой Отечественной войны Друниной. Все чаще и чаще ей кажется, что она видит перед собой не своих товарищей, а власовцев.

“Превзошла солдатский курс наук”: эпизоды из жизни Юлии Друниной к 100-летию поэтессы

«Там было легче! Как ни

странно,

Я понимаю тех ребят,

Кто, возвратившись

из Афгана,

«Там было легче», —

говорят.

«Там было легче, —

одноглазый

Спокойно повторял

земляк, —

Поскольку ясно было

сразу:

Вот это — друг. А это —

враг».

Коллега Друниной по газете «Правда» Виктор Кожемяко вспоминает смятение Юлии:

— Вот купила газетку, «Начало» называется. Пожалуйста, статья «Кто победил под Москвой». А в журнале «Столица» совсем прямо: «Разгром советских войск под Москвой».

Друнина застала августовский путч 1991 года. Ее последняя публикация в «Правде» была посвящена этой теме. И в статье этой она написала: «Тяжко! Порой мне даже приходят в голову строки Бориса Слуцкого: «А если кто больше терпеть не в силах, — партком разрешает самоубийство слабым».

20 ноября 1991 года – последний день ее жизни. Она заранее написала подробные записки всем – родным, подруге, милиции. Готовилась к смерти сознательно. Мотивацию своего ухода объяснила внятно: «Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире, такому несовершенному существу, как я, можно только, имея личный тыл».

Героическая жизнь и трагическая смерть Юлии Друниной – памятник эпохе, которую сегодня стоит заново осмыслить, почувствовав бескорыстие ценностей, высоту идеалов и степень честности людей, не вписавшихся в «ужасный мир дельцов».

Ну, а на вопрос – классик или не классик, Друнина ответила сама:

Стихи умирают, и точка –

Ты был и тебя уже нет…

Но если осталась

Хоть строчка,

Тогда ты бессмертен, поэт!

Источник: www.mk.ru

Собачья работа: ситтер рассказал о плюсах и минусах необычной профессии

Как не получить «пса в мешке»

Через месяц в Москве стартует сезон отпусков. И если кто-то готов брать питомцев с собой в поездку, то что делать тем хозяевам, чьи четвероногие питомцы плохо переносят дорогу? Ну, или когда вам не хочется заниматься оформлением документов для поездки с животным за рубеж. А еще бывают ситуации, когда хозяин настолько занят по работе, что не имеет возможности обеспечить собаке утренний и вечерний моцион. 

Что делать в этом случае? Вот тут-то в дело и вступают выгульщики собак или ситтеры (няня для животных, осуществляет присмотр, выгул и передержку питомцев, когда хозяин вынужден отсутствовать). Журналист «МК» опробовал эту профессию и готов рассказать о подводных камнях «собачьей работы».

Собачья работа: ситтер рассказал о плюсах и минусах необычной профессии

Легкое начало

В последние годы в городах набирает популярность профессия выгульщика собак. Это специалист, который берёт на себя заботу о домашнем животном, пока его хозяин занят неотложными делами. Примерно тем же самым занимаются ситтеры, то есть няни для собак и кошек.

На первый взгляд, это похоже на «работу мечты»: ты общаешься с милыми живыми существами, а за это тебе еще и деньги платят. Красота. Особенно для студентки, нуждающейся в подработке. То есть для меня.

Я, конечно же, обратила внимание на объявление о вакансии на одном популярном сайте. Зарплату обещали хорошую — в районе 60 тысяч в месяц. Недолго думая, отправила заявку. Ответили мне буквально через пять минут. Мы немного пообщались с менеджером, который предложил мне пройти тест на готовность к работе. Якобы, это отбор на профпригодность от компании.

Если по-честному, это был тест, который без труда прошел бы любой ребенок. Задачи были примерно такие: тебе показывают фото рычащей собаки и просят описать ее «эмоциональное состояние». 

То есть не получить желаемое вакантное место, как я уже потом поняла, было бы довольно сложно.

После успешного тестирования меня поздравили с и записали «на стажировку» и   получение экипировки.

На так называемую стажировку пришлось ехать на другой конец Москвы. Собственно, стажировка представляла собой выгул собаки в сопровождении тренера, который объяснил правила общения с собакой, рассказал о сервис-компании и о содержании будущей работы, а также о том, как правильно пользоваться экипировкой.

Сервис по выгулу собак, в который я попала, работал через онлайн-приложение. В нем ты можешь выбрать себе собаку и выставить удобное для себя расписание.

Мне объяснили, что после каждого выгула необходимо писать отчет. На деле это оказалось не сложно. Шаблон для отчета дали менеджеры и доходчиво объяснили то, что мы должны писать. Кое-что меня тогда уже смутило: нам не рекомендовали писать в отчете, если собака, к примеру, повела себя агрессивно или испортила вещь.

После стажировки тренер между делом сказал, что за полученную экипировку мне надо заплатить залог – 750 рублей. В экипировку вошли два страховочных ошейника (для маленьких и больших пород собак), которые крепятся к основному ошейнику, поводок и так называемый пояс выгульщика.

– А пояс для чего? – спросила я у тренера.

– Он крепится на тебе и позволяет страховать тебя и собаку. Если собака сорвется с места, то пояс удержит ее…

Как я убедилась позже, в чем-то тренер был прав. Тем более, я девушка крупная и спихнуть меня с места довольно сложно. Но вот, что делать худеньким девушкам, которые, к примеру, ведут алабая?

– У нас таких случаев никогда не было. Да и пояс очень безопасный, — был ответ.

По сути, вся экипировка — это конструкции из обычных ремней и карабинов. Что там стоило почти тысячу рублей — я до сих пор не могу понять. Тем более, что многие из моих коллег жаловались на то, что карабины быстро ломаются, а ошейники — перетираются.

Хотя меня и уверяли в безопасности экипировки, мол, она разработана «с любовью к человеку и собаке» – она оказалась не очень-то и безвредная. После долгого использования я заметила, что у меня после выгулов, когда крупные собаки то и дело пытались рвануть по своим делам и и останавливал их страховочный пояс, закрепленный на моей талии, у меня начинали очень болеть почки.

Немецкая овчарка, с которой я гуляла с этой экипировкой, постоянно рвалась вперед и этот «безопасный» пояс выгульщика очень сильно бил меня по пояснице, что потом и отразилось на здоровье.

Когда мне уже стало совсем невмоготу, я решила найти другой пояс в Интернете. Как оказалось нормальный страховочный пояс для выгула — это не просто веревочка и карабинчик, а более широкий и эластичный ремень, который защищает внутренние органы и спину. Но, когда я захотела поменять его, мне работодатели сделали выговор.

– Использование другого пояса можно рассчитать, как нарушение правил компании. Выгульщик должен гулять только с нашим инвентарем, – сказал менеджер. – Если хозяин собаки увидит другой пояс, то мы отключим тебя от сервиса.

– А, если у меня от нашего инвентаря вся спина болит? – стояла я на своем.

– Бери собак, которые гуляют только на своем поводке.

Так я потом и поступала.

Кстати, менеджер заверил меня, что, если я решу разорвать соглашение с сервисом, то экипировку можно будет вернуть и мне отдадут залог, но, забегая вперед, скажу: когда я увольнялась, никто мне не предложил этого и мой залог так и остался в компании…

Но в тот момент я старалась не замечать шероховатостей. Подработка мне нравилась. Мой институт на тот момент перевели на дистанционку, и эта работа позволяла не терять активность. Плюсом шли и милые собачки, с которыми мне нравилось проводить время.

Моя собака с краю – ничего не знаю

Первое, что я усекла на этой работе – компания не покрывает расходы на транспорт, и об этом честно предупредили. Лучшим решением было выбирать заказы, которые находятся где-то не очень далеко от моего дома. Иногда на дорогу могло уйти больше денег, чем платили за выгул собаки. Была ситуация, когда я ездила на станцию метро «Киевская», а потом еще ехала автобусом с пересадками. Такса за час прогулки с собакой — триста рублей. То есть я потратила на автобус и метро туда и обратно гораздо больше, чем заработала.

– Сервис только предоставляет услуги и экипировку. Остальное выгульщик делает сам, – сказал мне на это менеджер.

Вообще, интернет-приложение, через которое нам назначали выгулы, иногда просто не было рассчитано на то, чтобы находить и предоставлять заказы ближе к дому. Менеджеры в лоб говорили, что поисковые фильтры могут просто не работать. И, если ты ищешь выгулы в районе Автозаводской, не стоит удивляться, что попадаются выгулы в… Подольске. Мол, это фишка приложения, а не баг. Сказать о том, что это мешало поиску заказов – ничего не сказать.

Сама работа приложения незамысловатая. Хозяева указывают желаемое время выгула, размещают анкету питомца с его данными и фото и ждут выгульщика. Мы же должны были выбрать желаемое и поставить выгул в расписание. Это было не сложно, весь процесс легкий и автоматизированный. Если возникали проблемы, то можно было писать менеджеру, и вы вместе решали вопрос.

Но вот беда — многие хозяева тактично умалчивали о проблемах питомца. В анкете могли писать, что собака очень спокойная и добрая, а на месте тебя встречал агрессивный Бобик, который так и норовил вцепиться тебе в руку. И на месте нельзя было уже отказаться от такого подопечного. За отказ нам грозил штраф и отключение от сервиса. Приходилось идти гулять, молясь, чтоб тебя просто не загрызли. Кстати, никакой компенсации за это не было. Менеджер мог поменять информацию в карточке питомца, а я просто делала выводы и больше не ходила к этой собаке.

И еще. Ничего не страхует тебя от неадекватных клиентов. Бывали ситуации, когда хозяева просто смотрели на меня как на личного слугу.

Однажды, я как обычно пришла на вызов. Хозяйка открыла дверь и, посмотрев на меня пренебрежительно, кивнула в сторону бегающей по квартире собаки. Когда я попросила женщину, чтобы она чуть-чуть ее придержала, чтобы я надела на зверя ошейник, хозяйка скривила рот и процедила:

— Тебе это надо, ты и делай, — и продолжила смотреть, как я безуспешно бегаю за собакой и пытаюсь ее поймать.

В сервис-компании, кстати, очень не любили, если собака причиняла вред выгульщику. Собака могла укусить вас за ногу или порвать куртку, погрызть какие-то вещи, но за это ничего не доплачивали. То есть менеджеры откровенно говорили, что лучше не докладывать о таких ситуациях клиенту, и вообще — «это ваши проблемы, и вы с ними разбирайтесь».

– А что делать в таком случае? – спросила я.

— Реши эту проблему напрямую с хозяином, если можешь. А в отчет это писать не надо. Ты же понимаешь, что про это будет неинтересно читать. Тем более, это покажет твой непрофессионализм, — ловко аргументировал менеджер.

Как потом мне рассказала коллега, собака разорвала ей штаны на выгуле, и она ничего не могла с этим поделать. Хозяин отказался возмещать ущерб, а менеджеры развели руками.

Но можно отметить и плюсы. Например, как-то почти неделю я гуляла с одной собакой, и мы очень за это время сдружились с ее хозяйкой. Часто оставались поговорить за жизнь. Она могла напоить меня чаем или дать что-то поесть с собой. На 8-е марта подарила мне коробку конфет, чему я была очень рада.

Так что встречаются очень классные люди, с некоторыми мы до сих пор общаемся и поддерживаем связь.

«Пес в мешке»

Примерно тогда же я открыла для себя услугу «няня для собаки» — ситтер. Я должна была приходить к людям домой и сидеть с их питомцами положенное время. Первый раз у меня все прошло абсолютно нормально. Квартира была очень чистая и приятная. Милая и добрая хозяйка пуделя все мне хорошо объяснила и постоянно держала со мной связь, а собака была сущим ангелом. Я просто наслаждалась.

Но проблема в то, что нанимаясь ситтером, ты не знаешь, в какую квартиру попадешь. И, если в первый раз мне повезло, то уже следующий клиентский заказ представлял собой просто тихий ужас.

Как только я зашла в квартиру, в которой мне надо было сидеть с бульдогом десять часов, я ужаснулась. По квартире бегали тараканы, на полу — липкая грязь, вещи разбросаны, и очень сильно пахло, да что уж там — воняло собачьими делами.

— У меня собака иногда ходит в туалет на пеленки. Но, вообще, запаха толком нет. Я эти пеленки пару дней назад постирал, — говорил мне хозяин, пока я держала у носа платок. Я не представляла, как просижу в этой квартире весь световой день.

Через пару часов меня не спасало даже открытое настежь окно. Я сидела с жутким приступом аллергии, без возможности хоть как-то облегчить свои страдания. Это был первый случай, когда я ждала прогулки с собакой больше, чем сам пес, потому что на выгуле я могла хоть подышать свежим воздухом.

Мои жалобы менеджеру не привели ни к чему. Пока я теряла сознание от запаха, мне посоветовали просто «потерпеть до конца дня» и уйти.

– А, если я сейчас в обморок упаду?

– Оль, держи себя в руках, – успокаивал меня менеджер, – и, в следующий раз, смотри в чат. Если про эту собаку написали что-то плохое, то не ходи.

– Там ничего не было написано про квартиру.

– Ну, значит, это просто человеческий фактор. Прими это, как черную полосу.

В конце дня я зашла в ванную и, посмотрев на зеркало, увидела плотный слой пыли. На тот момент я была настолько опустошена, что агрессивно написала на зеркале послание «Помой квартиру, с…»

Ну, а что мне еще оставалось? За мои физические и ментальные страдания мне не заплатили, а запах, который, как мне казалось, въелся в кожу, оставался со мной еще пару дней. Кстати, вся оплата за услугу потом ушла на таблетки от аллергии и стиральный порошок.

Где деньги, Зин?

Кстати, о деньгах. Финалом моей работы стала ситуация на «кото-няне» (та же няня для собак, только для кошек.) Пока я общалась с хозяйкой кота, я узнала, что за день моей работы она платит фирме около двух тысяч. А мне за этот же день фирма платит всего 600 рублей. То есть работодатель забирает себе больше пятидесяти процентов, оставляя выгульщикам жалкие крохи, чтобы они просто добежали из дома до выгула и гуляли с собаками дальше.

За все два месяца работы, я так и не поняла, как строится оплата за выгулы и обязанности няни. Иногда за собаку одной и той же породы и почти одного и того же характера я могла получать абсолютно разные деньги. Как так получалось? По-моему, это не понимали люди, которые работали в этом месте дольше моего. Когда я спросила про принцип оплаты, то ни менеджер, ни мои коллеги на этот вопрос мне не ответили.

Я поняла, что обещанных 60-ти тысяч я никогда не увижу. Мой максимум за месяц — 23 тысячи, из которых добрая треть уходила на проезд. И то работа была буквально на износ, без выходных. Кстати, за выход в праздники нам так же не доплачивали.

Очень непонятная ситуация и с налогами. Я оформлялась, как самозанятая, и должна была платить 4-процентный налог, но потом мне сказали, что налог на самом деле больше, потому что компании надо оплачивать приложение, через которое нам платили зарплату, да и вообще, читайте мелкий шрифт.

Плюсы и минусы

Из плюсов работы я могу только выделить то, что если вы любите животных и готовы проводить с ними время, то эта работа вам подходит. Часто вы можете встретить хороших людей, с которыми потом сможете общаться без посредника.

Также за все время я скинула шесть килограммов, так что физической активностью вас не обделят.

Если же вы ищете больших денег, то это не по адресу. Работая частником, вы будете получать гораздо больше. И в сервис вам не надо бегать и подбирать себе клиентов. В общем, эта работа больше для души, чем для заработка.

Источник: www.mk.ru

Окуджава, в поисках истины: рука Мастера

Вячеслав Огрызко изучил уникальные архивы великого барда

К 100-летию со дня рождения Булата Окуджавы результатами архивных изысканий с читателями «МК» делится публицист, историк литературы Вячеслав Огрызко. Во второй части исследования он рассказывает о сотрудничестве сценариста Окуджавы с режиссером Владимиром Мотылем и периодом творчества, когда во всем, что делал Булат Шалвович, чувствовалась рука Мастера.

(Продолжение. Начало здесь).

Окуджава, в поисках истины: рука Мастера

К 1965 году Булат Окуджава стал востребованным автором сценариев фронтового кино. Ещё перед выходом на экран фильма «Верность» Окуджаву разыскал режиссёр из Свердловска – Владимир Мотыль. У него давно созревала идея фильма о своей войне. Он даже сочинил заявку на эту картину и отправил её в «Мосфильм». Но там все бумаги уральского режиссёра спихнули коллегам из «Ленфильма».

Сама заявка Мотыля на «Ленфильме» особых возражений не вызвала. Но встал вопрос о литературном сценарии. Режиссёр, зная свои силы, понимал, что в одиночку ему вряд ли удалось бы справиться. Он понадеялся на помощь Окуджавы. Но поэт ему ответил категорическим отказом. Тогда Мотыль зашёл с другого бока и попросил у Окуджавы разрешения использовать в будущем сценарии куски из его повести «Будь здоров, школяр». Ну, а потом режиссёр убедил поэта прописать в сценарии хотя бы диалоги. И уже в конце мая 1965 года уральский кинорежиссёр и Окуджава вместе отправились работать в Ялту.

На «Ленфильме» к сочинённому Окуджавой и Мотылем тексту отнеслись с интересом. «Сценарий «Женя, Женечка и «Катюша» , — отметил 10 августа 1965 года в своём заключении зампредседателя худсовета 3-го творческого объединения киностудии Я.Н.Рохлин, – составляет литературную основу военно-приключенческого комедийного фильма. Он посвящён жизни и боевым действиям дивизиона гвардейских миномётов РС, знаменитых «Катюш», внушавших ужас противнику в годы минувшей войны. Действие сценария развертывается в обстоятельствах динамически развивающегося завершающегося, победоносного периода Великой Отечественной войны. Не устраняя представления о серьёзности, трудности войны, о связанных с нею опасностях, опирая на него приключенческую линию сюжета, сценарий главным образом сориентируется на господствующее победное настроение этого военного этапа. Из него вытекает его общая эмоциональная атмосфера. Этим формируются также все особенности и слагаемые его жанра: обострённость внешнего событийного ряда, превосходство разума и смекалки, находчивость и неуязвимость его героев, их весёлость и удачливость и, наконец, юмор, который должен иметь определяющую роль в эмоциональном строе будущей картины. Этот жанровый строй сценария имеет реальную жизненную основу и несомненно опирается на традицию народного комедийного героя» (РГАЛИ, ф.2944, оп.4, д.1006, л.3).

Отправляя текст Окуджавы и Мотыля на утверждение в Москву, директор «Ленфильма» Илья Киселёв 16 августа 1965 года попросил зампреда Госкино Баскакова, во-первых, включить его в тематический план студии на 1966 год вместо ранее намеченного сценария сталинской лауреатки Веры Пановой «Где твоя звезда», и, во-вторых, решить вопрос о том, кто займётся съёмками. «В качестве режиссёра-постановщика, – написал он, – просим утвердить В.Я.Мотыля. Кандидатура режиссёра, известного по постановке картины «Дети Памира», представляется студии убедительной» (РГАЛИ, ф.2944, оп.4, д.1006, л.1).

Но Киселёв не знал, что у одного из сценаристов, у Окуджавы, имелся в Госкино заклятый враг – главред сценарно-редакционной коллегии Дымшиц, который просто терпеть не мог его повесть «Будь здоров, школяр». Это был весьма искушённый интриган. Сам Дымшиц в очередной раз подставляться не рискнул, но попросил дать соответствующий негативный отзыв своего приятеля – поэта Евгения Долматовского. Ну а дальше понеслось.

Долматовский не подвёл Дымшица. Он раздолбал сценарий Окуджавы и Мотыля в пух и прах. Во-первых, Долматовский обвинил сценаристов во лжи, назвав многие эпизоды мюнхгаузеновскими. Поэт придрался к следующей сцене: «Ракету поджигают бензином и горящей веткой. Она летит и поджигает танк». Это действительно выдумка. Так ведь и фильм был задуман не как историческая хроника. Авторы избрали комедийный жанр, который допускал фантастические эпизоды.

Второе обвинение Долматовского касалось лирической линии. Он писал: «Стараясь «от обратного» показать чистую любовь, юношеское чувство, авторы всё время держат свою героиню в окружении похотливых людей, говорящих пошлости или двусмысленности. Это нельзя ни сократить, ни отредактировать – это принцип, все диалоги, основной приём» (РГАЛИ, ф.2944, оп.4, д.1006, л.6).

Взбесило поэта и то, что по сценарию солдаты баловались спиртом и трофейным вином. «Прошу, – писал он, – не заподозрить меня в ханжестве …Но герои фильма трижды выпивают» (Там же, л.7).

Вывод Долматовского был ожидаем: «Такой фильм никак не сможет помочь в воспитании патриотизма».

Отталкиваясь от этой рецензии, заместитель Дымшица – Виктор Сытин – и один из редакторов – Игорь Раздорский – подготовили, по сути, разгромное заключение Госкино. Нет, они не утверждали, что «Ленфильму» совсем следовало отказаться от сценария Окуджавы и Мотыля, но потребовали весь текст перекромсать, «расширить духовный и политический кругозор товарищей Колышкина (главного героя. – В.О.) по оружию» и найти «достаточно чёткое решение финальных кадров» (Там же, л.9).

До сих пор неизвестно, как дирекция «Ленфильма» всё-таки добилась разрешения приступить к режиссёрской разработке и съёмкам этой картины. Более того, она ведь нашла возможность выплатить Окуджаве и Мотылю гонорар за литературный сценарий в сумме девять с половиной тысяч рублей, что для нигде не работавшего поэта в тот момент оказалось сильным подспорьем. Кстати, вся смета этого фильма составила 385 тысяч рублей.

Ещё на стадии режиссёрской разработки Мотыль задумался об актёрском составе и музыкальном сопровождении. Московское киноначальство ему настойчиво рекомендовало на роль Женечки Кустинскую, а он кинопробы с ней забраковал и предпочёл Галину Фигловскую. Чиновники из Госкино пытались наложить табу на приглашение в фильм Олега Даля. Но режиссёр другого артиста в главной роли не видел. Интуиция не подвела его и при подборе артистов на роли Захара Косых и лейтенанта Ромадина (он сделал выбор в пользу Михаила Кокшенова и Георгия Штиля).

Чтобы избежать в последующем претензий чиновников, Мотыль подстраховался и согласовал с военными кандидатуру консультанта картины (им стал генерал-майор артиллерии Михаил Глушков).

К слову, по ходу съёмок Мотыль неоднократно отходил от запланированных эпизодов. Он потом признался: «В фильме «Женя, Женечка и «Катюша» имеются отступления от режиссёрского сценария. Ряд сцен написаны заново, ряд сцен не снимались совсем. Эти изменения обусловлены идейно-художественными задачами. Уже в подготовительном периоде мне – режиссёру-постановщику и одному из авторов сценария – стало ясно, что эксцентрика, которой было немало в сценарии, несостоятельна, что картина пойдёт по более достоверному психологическому руслу» (РГАЛИ, ф.2944, оп.4, д.1007, л.6).

Наконец, 30 ноября 1966 года студия «Ленфильм» подписала акт о приёмке фильма. Однако Москва его не утвердила. Буквально через три недели Главное управление художественной кинематографии Госкино вернуло картину «из-за серьёзных идейно-художественных просчётов» на переделку. В заключении столичных чиновников было сказано, что многие эпизоды в фильме получились художественно неубедительными. Приведу часть их претензий. Цитирую: «Так, очень неясные художественные и смысловые функции эпизода в немецком блиндаже. Кроме того, сам по себе эпизод этот очень затянут; не особенно отчётливо воспринимается факт взрыва ящика с немецким «подарком». В связи с этим данный эпизод требует значительного сокращения и исправления с тем, чтобы найти линию поведения Колышкина, которая внутренне оправдывала бы его пребывание в немецком блиндаже. Точно так же значительного сокращения и переосмысления требует сцена атаки наших войск после встречи нового года, так как сцена сейчас выглядит художественно недостоверной. Совершенно немотивированной представляется сейчас сцена, в которой Колышкин воображает себя участником некоей «бюргерской идиллии» – что абсолютно не соответствует его рыцарственным романтическим идеалам. В финале картины, где рассказ приобретает серьёзную драматическую интонацию, весьма неуместной выглядит буффонада на командира. …В репликах Захара Косых слишком назойливо звучит мотив недоброжелательности Захара к «интеллигентности» Колышкина. Текст вступительной песни… не даёт верного камертона» (РГАЛИ, ф.2944, оп.4, д.1006, л.33).

Получалось, что следовало переснять весь фильм. На «Ленфильме» пошли на хитрости. Там составили календарный план по реализации замечаний Главка. В нём указали, что в срок до 20 января 1967 года свою часть выполнят сценаристы. В плане значилось: «Работа авторов (написание новых сцен, закадрового текста, текстологическая правка диалогов картины)» (Там же, л. 36).

На самом деле Тодоровский собирался переделать лишь несколько сцен, а суть фильма менять он не намеревался.

Новый вариант картины был готов к началу весны. 23 марта 1967 года руководство «Ленфильма» доложило заместителю председателя Госкино Владимиру Баскакову:

«7. Уточнено в картине положение песни. В предлагаемом варианте она прочитывается как тема героя, как жанровая визитная карточка комедийно-романтического характера. Это отчасти достигнуто монтажными уточнениями, отчасти – введением песни также в середину картины. При этом песня Б.Окуджавы дополнена новым текстом:

С детских лет поверил я,

Что от всех болезней

Капель датского короля

Не найти полезней.

И с тех пор горит во мне

Огонёк той веры.

Капли датского короля

Пейте, кавалеры!» (РГАЛИ, ф.2944, оп.4, д.1006, л.44).

Переделал Мотыль и концовку фильма. Баскакову было сообщено:

«8. Финал картины решён как «раскрытие кулис», обнажение жанровости, условности всего, что произошло в картине. Голубое небо обрывается в павильоне с его машинерией, аппаратурой и бутафорией. Сюда же перенесены финальные факсимиле членов группы. Таким образом, слова «здесь были» прочитываются с отчётливым указанием на съёмочный павильон» (Там же, л.44).

Однако официально премьера фильма состоялась лишь 21 августа 1967 года. Картина очень понравилась зрителям, но её сильно невзлюбили партаппаратчики, и больше всех брызгал слюной тогдашний заместитель заведующего отделом культуры ЦК КПСС Филипп Ермаш.

Впоследствии Окуджава в написании киносценариев участия уже не принимал, но продолжил сочинять для кинофильмов песни.

Уже в самом конце 70-х годов к нему неожиданно обратились театральные режиссёры. Зиновий Корогородский попросил разрешения поставить по его повести «Будь здоров, школяр» спектакль в Ленинградском ТЮЗе. Актёрами он назначил своих выпускников из Института театра, музыки и кинематографии. Но премьера спектакля вызвала возмущение у нескольких активистов. Они послали в Москву в ЦК КПСС жалобу (она сохранилась в бывшем архиве ЦК, который теперь именуется РГАНИ). Активисты писали: «Главное же, что вызывает наш протест – это полное отсутствие у выведенных на сцене солдат-школяров какой-либо идейности и патриотизма» (РГАНИ, ф.100, оп.5, д.1398, л.6).

И какие у активистов были аргументы? Они доложили:

«От первых сцен и до конца постановки многократно повторяется мечта солдат-школяров о сапогах вместо обмоток, о шапке вместо пилотки, о железной ложке вместо щепки, с помощью которой некоторые едят, а также навязанно-лирический мотив – отношения солдат к связистке Нине. Всё это и является лейтмотивом всех рассуждений и помыслов солдат и главного героя спектакля.

В спектакле участвуют три командира: майор, лейтенант и старшина. Все они хотя и показаны схематично, но в каждом из эпизодов оставляют о себе у зрителей отрицательное впечатление. За глаза солдаты называют командиров «штабные крысы». Отрицательное отношение солдат к своим командирам несколько раз подчёркивалось по ходу спектакля: «Старшина – гад, себе яичницу жарит, а мы концентрат едим», или «Командир не хочет дать машину, чтобы отвезти в госпиталь раненого солдата».

Во втором акте командир батареи – лейтенант показан как развязно ухаживающий за девушкой-медичкой и в отвратительной сцене пьянства со своими солдатами, где ведёт себя непригляднее других. У нас создалось впечатление, что солдаты и командиры как бы противопоставлены в этой постановке. За весь спектакль со стороны командиров не произнесено ни одной фразы идейного или воспитательного характера. Ни разу на сцене не появился политработник – его нет в составе действующих лиц.

Что же касается показа и раскрытия образов молодых солдат – школяров, их нравственного и патриотического настроя, то в пьесе нет ни одного эпизода, показывающего проявление ими мужества, их становление как солдат, побеждающих в себе страх перед смертью, ради защиты и спасения Родины, повышение их организованности, дисциплинированности, идейной сознательности» (РГАНИ, ф.100, оп.5, д.1398, л.6–7).

Увы, жалобщики не поняли самого главного в спектакле. Вот эти небрежно одетые в шинели разгильдяи, мечтавшие получить вместо обмоток сапоги и ходить не в пилотках, а в тёплых шапках, в самый трудный момент и встали на защиту Родины и отстояли нашу страну от фашизма.

Однако жалобе активистов был дан ход. Секретарь Ленинградского обкома КПСС Василий Захаров потребовал радикально переработать спектакль. Корогодский попробовал отделаться мелкими исправлениями. Но бдительным партаппаратчикам оказалось этого мало. Под их давлением управление культуры Ленгорисполкома распорядилось спектакль из репертуара театра исключить.

Позже заместитель заведующего отделом культуры ЦК КПСС Альберт Беляев и завсектором театров ЦК Глеб Щепалин дали справку:

«Работа театра, направленная на исправление недостатков постановки, не дала положительных результатов. Не удалось преодолеть идейно-художественные ошибки одноимённой повести Б.Окуджавы. Главное управление культуры Ленгорисполкома сочло целесообразным исключить из показа зрителям этот спектакль. Обком КПСС указал начальнику Главного управления культуры Ленгорисполкома т.Скворцову Б.М. на проявленную беспринципность при приёме слабого в идейном отношении этого произведения и потребовал усилить работу по совершенствованию репертуарной политики в молодёжных театрах» (РГАНИ, ф.100, оп.5, д.1398, л.1).

Впоследствии спектакли по повести Окуджавы «Будь здоров, школяр» были поставлены в Москве в театре «У Никитских ворот» и в Питере. И все они собирали аншлаги.

Источник: www.mk.ru